Жнівень 18, 2013

Лауреат немецкой премии СМИ: быть геем — это нормально

Журналистка из Бреста Ольга Малафеечева удостоена Немецкой премии в области СМИ за содействие политике развития. В интервью DW она рассказала о положении гомосексуалов в Беларуси.

В Берлине в среду, 14 августа, прошла церемония вручения Немецкой премии в области СМИ за содействие политике развития — German Development Media Awards, которую в семи категориях присуждает министерство ФРГ по вопросам экономического сотрудничества и развития совместно с медиакомпанией Deutsche Welle.

Одним из лауреатов этой престижной награды стала 25-летняя журналистка из Бреста Ольга Малафеечева — автор “Истории одного гея”, опубликованной на сайте radiostart.by. В интервью DW она рассказала о том, как познакомилась со своим “героем”, а также об отношении белорусов к представителям сексуальных меньшинств.

DW: Ольга, добро пожаловать в Берлин. Вы первый раз в жизни летели на самолете. Страшно было?

Ольга Малафеечева: Нет, совсем не страшно. Там, наверху, так красиво, что не успеваешь испугаться. Хочу еще полетать. Прямо снова в небо тянет.

— А как так получилось, что вы никогда не летали на самолете?

— Обычно для моих путешествий хватает поезда или автобуса. На такие большие расстояния я еще никогда не ездила.

— В Берлин вы прилетели за Немецкой премией в области СМИ. Она была для вас ожидаема или стала сюрпризом?

— Это была полная неожиданность. Мы в среде белорусских журналистов часто обмениваемся ссылками на различные интересные события, мероприятия и конкурсы. Вот и я случайно получила такую ссылку, подумала: тема моей истории подходит, почему бы не отправить? А потом по электронной почте пришло сообщение, что мой материал попал в финал, что уже было для меня большой радостью. А еще через некоторое время мне в обеденный перерыв позвонили и стали говорить по-английски, сообщили о присуждении премии.

— “История одного гея” — так называется ваша публикация, удостоенная немецкой премии. Ваш герой встретился вам случайно, или вы специально решили заняться темой нетрадиционной сексуальной ориентации?

— Я целенаправленно искала подходящего человека, потому что, во-первых, мне и самой хотелось познакомиться с такими людьми, пообщаться с ними, посмотреть, отличаются ли они от нас, гетеросексуалов, а во-вторых, для того, чтобы рассказать об этом другим.

— А почему вы решили взять именно такую тему?

— Мне всегда было интересно поговорить с какими-то необычными людьми, с людьми, у которых, возможно, есть какая-то своя тайна, о которой не знают окружающие. К тому же эта тема сейчас очень актуальна на просторах Европы. Мне было интересно узнать, есть ли и в Беларуси гомосексуалы, как они живут, чем дышат. Так что интерес был и личный, и общественный. Так вот совпало.

— А много ли в Беларуси знают о положении сексуальных меньшинств в странах Европы, например в Германии?

— Знания только поверхностные, они ограничиваются тем, что показывают по телевидению или что можно прочитать в интернете. В Беларуси знают, что в Европе проходят гей-парады, что представители сексуальных меньшинств борются за свои права. Но вряд ли кто-либо глубоко копает эту тему, разве что те, кому интересно или кто сам относится к гомосексуалам.

— А ваше личное отношение к геям и лесбиянкам изменилось после того, как вы лично познакомились с одним из представителей такого сообщества?

— У меня и до этого было к ним нормальное отношение. Я не считала их какими-то не такими, они не вызывали у меня ни отвращения, ни раздражения. После знакомства с моим героем отношение у меня не изменилось, но в среде моих друзей появились геи и лесбиянки. Это абсолютно нормальные люди, с которыми можно общаться точно так же, как и с гетеросексуалами.

— Сейчас много говорят о гомофобии в России, на Украине. Какова ситуация в Беларуси? Тяжело ли быть белорусским геем?

— Нет, не тяжело. Просто представители сексуальных меньшинств, как они сами говорят, стараются не афишировать свои отношения, не привлекать дополнительного внимания. Но в целом они спокойно живут, перемещаются, ходят в клубы, отдыхают, как и все остальные. Просто у них своя тусовка, свой круг друзей.

— А как к ним относится общественное мнение Беларуси? Есть ли нетерпимость, отторжение?

— А что такое общественное мнение? Оно складывается ведь из индивидуальных. Есть люди, которые принимают такой образ жизни, есть такие, которые его отвергают. Так что это дело каждого отдельно взятого человека.

— И все же как относится к геям и лесбиянкам большинство населения республики?

— Я социологический опрос не проводила, среди моих знакомых есть и такие, и такие.

— А могут ли, например, два юноши в обнимку ходить по улицам вашего родного Бреста, не опасаясь эксцессов?

— Я не раз видела такие парочки: спокойно сидят себе вместе в кафе. Люди на них пальцем не показывают. Думаю, начинают привыкать, понимать, что и такой образ жизни — это нормально. Что же касается организаций геев и лесбиянок, то я знаю, что они пытались зарегистрировать свой правозащитный проект, но по какой-то причине им отказали. Наверное, в следующем году они предпримут новую попытку.

— По сравнению с ситуацией в России и на Украине, представители сексуальных меньшинств в Беларуси чувствуют себя, по вашим словам, относительно комфортно. Чем вы это объясняете?

— Наверное тем, что у нас люди высокообразованные (смеется. —Ред.). Но если серьезно, то каждый человек сам вырабатывает свое отношение к геям и лесбиянкам. Я за всех говорить не могу. Но вот если спросить жителей Бреста, то, наверняка, каждый такую пару на улицах видел.

— А как вы оцениваете перспективу легализации однополых браков в Беларуси?

— Трудно сказать, насколько это возможно в ближайшем будущем. Но ведь и в европейских странах еще идут дискуссии на эту тему. Мы же, как правило, созреваем немножко позже.

Никита Жолквер, Берлин, DW.DE