В Хабаровске редактора газеты оштрафовали за гей-пропаганду

Мировой суд в Хабаровске в четверг, 30 января, оштрафовал главного редактора местной газеты «Молодой дальневосточник» Александра Сутурина на 50 тысяч рублей за пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Snob.ru

Поводом для судебного разбирательства стала публикация об уволенном учителе-гее. Суд усмотрел в материале издания признаки пропаганды гомосексуализма, сообщает 31 января «Интерфакс» со ссылкой на помощника председателя центрального районного суда Наталью Пакулову.

Интервью с бывшим учителем географии, которого уволили из-за нетрадиционной сексуальной ориентации, вышло в сентябрьском номере «Молодого дальневосточника». Поскольку материал вышел в газете, маркированной как «16+», суд счел, что редактор издания нарушил вторую часть статьи 6.21 Кодекса об административных правонарушениях (гей-пропаганда).

Журналист Александр Сутурин намерен обжаловать решение суда. По его словам, во время рассмотрения дела он дважды ходатайствовал об экспертизе с привлечением лингвистов и психологов, однако оба раза суд отклонил его прошения.

Сутурин не считает, что интервью с учителем-гомосексуалистом пропагандирует нетрадиционные сексуальные отношения. «Целью публикации явилось желание обратить внимание общества на нарушение закона и проявления дискриминации», — объяснил редактор старейшей хабаровской газеты.
Александр Сутурин, главный редактор газеты «Молодой дальневосточник»:

Александра Ерошкина уволили из школы и из вуза, в котором он преподавал. На него нападали неизвестные люди, которые борются за чистоту нации. Мы просто решили поговорить с ним и выяснить, что вообще происходит, почему можно вот так просто человека уволить за сексуальную ориентацию, преследовать, бить. Они придрались в первую очередь к его фразе: «Само мое существование есть доказательство нормальности гомосексуальности». Роскомнадзор привлек экспертов, и меня решили наказать как физическое лицо. Суд достаточно быстро вынес решение о моей виновности. Тут определенную роль сыграли маркеры, у нас на первой полосе стоит «16+», а этот материал они оценили как «18+», но если бы мы выпускали номер под эту возрастную категорию, пришлось бы продавать газету в закрытой упаковке. Вот вам и пропаганда среди несовершеннолетних. Самое главное, что это обычное интервью, и я не понимаю, о какой пропаганде тут вообще может идти речь.