Отчет по пилотному мониторингу языка вражды в белорусских СМИ за первый период (апрель-май 2014)

Мониторинг языка вражды в СМИ проводится в Беларуси впервые. На постсоветском пространстве подобные мониторинги проводились в России информационно-аналитическим центром «СОВА» и в Украине инициативной группой Xenomonitor. Их разработки легли в основу белорусской версии.

Инициатором проведения мониторинга в РБ стала инициативная группа «Журналисты за толерантность». Цель проекта — повышение социальной ответственности беларусских журналистов. Мониторинг охватывает полгода: апрель-сентябрь 2014 и делится на три этапа по два месяца. Для рассмотрения были выбраны 35 СМИ, среди которых республиканские и региональные, государственные и независимые, газеты, телевидение и радио. Ниже приведен  полный список:

Название
1 Charter-97 (главное)
2 Naviny.by (главное)
3 Беларусская думка
4 Белгазета
5 Беларусский рынок
6 БелТА (главное)
7 Вечерний Брест
8 Вицебичи
9 Во славу родины
10 Свободное Глубокое
11 Свободный город
12 Газета Слонимская
13 Гомельская правда
14 Гродненская правда
15 Еврорадио
16 Заря
17 Звезда
18 Знамя Юности
19 Комсомольская правда (главное)
20 Край
21 Минская правда
22 Могилевская правда
23 Народная воля
24 Народная газета
25 Наша Нива
26 Новое время
27 ОНТ
28 Пилот-ФМ
29 Республика
30 СБ-Беларусь Сегодня
31 Свободные новости
32 Сильные новости
33 СТВ
34 Солидарность
35 ТУТ.ВY (главное)

Мы ориентировались на следующие признаки, по которым могли выделяться объекты языка вражды:

  • «цивилизации», «культуры»
  • «раса»
  • надэтнические и надгосударственные образования (славяне, ЕС и т.п.)
  • подгосударственные образования (Кавказ и кавказцы, западная Беларусь)
  • этничность
  • гражданство
  • вероисповедание
  • пол
  • гендерная идентичность
  • сексуальная ориентация
  • инвалидность

За апрель-май в этих СМИ было найдено 57 материалов, содержащих язык вражды. Парадоксальным образом максимальное число материалов, содержащих язык вражды, было опубликовано в газете под названием «Солидарность» –  7, куда вошли не только собственно статьи, но и 2 некорректных анекдота. Условное второе место делят «Заря», «Во славу Родины» и «Народная воля», каждая с 5 материалами. Условное третье — «Свободные город» и главная страница «Комсомольской правды» с соответственно 4 и 3 материалами.

Эти места названы «условными», поскольку по количеству материалов нельзя судить о качестве работы журналистов и, если можно так выразиться, «объеме языка вражды», ими произведенного. На корректность материала влияет целый ряд факторов:

проявления языка вражды колеблются от прямых призывов к насилию до презрительного эпитета и, как предлагается центром «СОВА», подразделяются на жёсткие, средние и мягкие;

язык вражды может случайно промелькнуть в материале либо составлять основной его мессидж;

журналист может транслировать некорректные идеи либо приводить их только для того, чтобы раскритиковать.

Чтобы учесть все эти факторы и получить более ясную картину, мы использовали формулу, позволяющую определить степень корректность материла. Для начала всем видам проявления языка вражды присваивался весовой коэффициент. Для жёстких проявлений 3, для средних 2, для мягких 1. Для каждого материала суммировался общий балл. Затем к баллу применялись повышающие и понижающие корректировки.

Корректировка Факторы, влияющие на восприятие языка вражды аудиторией
Увеличение в 1.3 раза Язык вражды характерен для всего материала
Увеличение в 1.3 раза Журналист производит язык вражды или солидаризируется с тем, кто его производит
Увеличение в 1.2 раза Язык вражды распространен, но не захватывает весь материал
Увеличение в 1.2 раза Журналист не выражает отношения к языку вражды в речи своих персонажей или его отношение противоречиво
Увеличение в 1.1 раза Язык вражды встречается в материале не более 3 раз
Уменьшение в 2 раза Журналист выражает негативное отношение к языку вражды

Через эту формулу был получен числовой показатель некорректности каждого материала, попавшего в мониторинг. Ниже —  топ-10 самых некорректных материалов.

Название материала СМИ Показатель некорректности
1 Мы ніколі не будзем братамі: гімн свабодных народаў Новое время 47
2 Черная месть жалких пигмеев Во славу родины 41
3 Аб расійскім нацызме Наша Нива 41
4 Политика не может оправдать смерть Народная газета 39
5 Если бы мы знали о Ленине всю правду, его памятники давно оказались бы на свалке Свободный город 37
6 Кому выгодно столкнуть страну в бездну? Во славу родины 37
7 Как уйти от совести. Опыт “белорусской” коллаборации Во славу родины 36
8 Норма СБ-Беларусь Сегодня 36
9 Комментатор «Евровидения» Евгений Перлин:» Меня стали преследовать сексменьшинства» Комсомольская правда в Беларуси 32
10 Синяя борода европейской культурыМітрапаліт Павел пра Канчыту Вурст. Ці згодныя вы?“Борцы за свободу Беларуси” из украинской повстанческой…Без меня СБ-Беларусь СегодняСвободное ГлубокоеВо славу родиныСвободный город каждый по 30

 

Результаты выглядят несколько неожиданными даже для команды мониторинга. Так, лидером, то есть фактически самым некорректным материалом стала минималистичная публикация (почти без комментария со стороны редакции) клипа на песню, посвященную событиям в Украине. В мониторинге учитывался не только факт публикации, но и текст песни. А поскольку сама песня написана во время войны и несет в себе мощный (и по-человечески совершенно понятный) эмоциональный заряд отношения к врагу, в ней обнаружились максимальное разнообразие и интенсивность проявления языка вражды. Вероятно, это особенность поэзии. Сравнений с другими песнями в рамках этого мониторинга нам провести не довелось. Но есть предположение, что показатели для стихотворений и песен на военную тематику были бы выше, чем для журналистских материалов.

В этом случае можно констатировать зафиксированную мониторингом ясность мессиджа, силу воздействия, но одновременно и опасность, таящуюся в типичном для поэтического выражения обобщении. В качестве врага предстает весь русский народ. Песня работает на формирование негативного стереотипа в отношении этнических русских и граждан России. Без внимания остается то, что далеко не все они поддерживают агрессию российских властей против Украины. А это увеличивает риск конфликтов на бытовом уровне (в придачу к военным) и никак не способствует урегулированию текущей ситуации.

Негативный эффект публикации можно было бы снизить, указав в комментарии редакции на тот факт, что среди русских и россиян есть люди, поддерживающие Украину. Но это не было сделано, и поэтическое обобщение приобрело дополнительную силу и шанс закрепиться в качестве стереотипа, определяющего поведение людей.

Острота украинских событий ярко проявилась в топ-10 мониторинга. Эту тему с разных позиций освещают сразу 5 материалов из таблицы выше. Наиболее неожиданный из них (неожиданный в смысле попадания в список самых некорректных публикаций) стала колонка правозащитника Валентина Стэфановича «Без меня». В его тексте Россия и русские также предстают в монолитно-негативном образе, без отсылки к разности позиций внутри РФ. Можно предвидеть возражение: соцопросы в России показывают, что политику Кремля поддерживает большинство. Но мы, группа журналистов, проводящая этот мониторинг, настаиваем, что выстраивание однородно-негативного образа мешает взаимопониманию с теми, кто придерживается иных взглядов, делает их невидимыми в медийном пространстве, упрощает картину реальности до простой и однозначной и тем самым увеличивает градус конфликта.

Вторая по популярности после Украины тема, отразившаяся в топ-10 — победа на конкурсе Евровидение австрийского исполнителя Томаса Нойвирта, выступающего в женском образе. Борода Кончиты Вурст (псевдоним исполнителя) обеспокоила сразу четверых авторов, а способ, каким они выразили свое беспокойство, привел их в нашу таблицу.

Отдельно стоит отметить количество материалов газеты «Во славу Родины» в топ-10 некорректных публикаций. Их сразу 4. Но это все же не позволяет назвать «Во славу Родины» самой некорректной газетой. Полученный результат закономерен, поскольку сам способ мышления военных предполагает деление мира на «союзников» и «врагов», фокусирует их внимание на темах конфликтов, в первую очередь вооруженных. Вместе с тем, хочется надеяться, что газета не слишком популярна у массового читателя. Экспансия на гражданских лиц способа мышления и отношения к миру профессиональных военных должна была бы привести к росту агрессии в обществе.

Кто по данным  мониторинга стал главным объектом языка вражды? Ответ дает следующая таблица:

Признак выделения объекта языка вражды Число материалов с проявлениями языка вражды в отношении этого вида объектов Средний показатель некорректности материала для этого вида объектов
вероисповедание 5 32
«цивилизации», «культуры», надэтнические и надгосударственные образования (ЕС, славяне, Запад, бывший СССР и др.) 24 25,5
гражданство и этничность 32 19
гендерная идентичность (выходящая за рамки привычного) и сексуальная ориентация 20 18
пол и привычные гендерные роли 11 17

В этой таблице обращает на себя внимание, что градус нетерпимости в целом предсказуемо растет вместе со степенью абстракции. Образы объектов, выделяемых по таким признакам, как  гендерная идентичность, этничность и др., отсылают пусть к стереотипным, упрощенным, но все же людям. А вот «цивилизации» и надгосударственные образования окончательно утрачивают человеческий облик и превращаются в почти безликие злые или добрые силы, наподобие стихий или древних богов. И в силу меньшей человечности их образов отношение к ним тоже менее человечное, отсюда более высокие цифры.

Высокий показатель для такого признака как вероисповедание не вписывается в эту закономерность. Он достаточно неожиданный сам по себе. Невооруженный взгляд не обнаруживает в стране накала религиозных страстей. Но дело в том, что в пятерку материалов, которые обнаруживают язык вражды по признаку вероисповедания, попали 3 материала из топ-10 некорректных публикаций. Они и стали причиной высокого среднего балла. Риторика в этих материалах строится следующим образом: создается негативный образ по одному или нескольким признакам (не по признаку вероисповедания), и для его усиления, в качестве дополнительного штриха к портрету приводится аргумент о «сектантах», религиозной нетерпимости врага (которая автоматически означает, что к нему самому и его религиозным взглядам нужно относиться негативно, то есть нетерпимо). То есть вероисповедание само по себе, вне связи с другими признаками, не вызывает такой степени жесткости языка вражды, но как дополнение к портрету «злого другого» этот признак востребован в риторике.

О том, кто является субъектом языка вражды, то есть производит его, можно судить по следующим таблицам:

Жанр материала Число материалов, попавших в мониторинг
аналитическая статья 17
новость 15
авторская колонка 13
интервью 7
другое 5
Отношение журналиста к языку вражды Число материалов
Производит язык вражды либо солидаризируется с высказываниями, его содержащими 38
Не выражает отношения к языку вражды, сохраняет нейтралитет 10
Выражает негативное отношение к проявлениям языка вражды 7
Выражает противоречивое отношение: частично солидаризируется, частично настроен критически 2

Эти цифры показывают, что (во всяком случае в период апрель-май 2014) основными производителями языка вражды в беларусских СМИ были журналисты. Персонажи материалов получали возможность транслировать ксенофобные, сексисткие, гендерно некорректные и религиозно нетерпимые взгляды в большинстве своём при содействии автора материала. Нейтральная позиция журналиста, опирающаяся на принцип свободы слова и предоставление возможности высказаться каждому, объясняет появление менее 20% некорректных материалов. А стратегия цитирования, дополненная критическим отношениям к некорректным высказываниям (отношением самого журналиста или другого персонажа), в случае беларусских СМИ может быть названа маргинальной (около 8%  материалов).

В мониторинге применялась отдельная шкала, фиксирующая стратегии журналистов в поддержании диалога между двумя конфликтующими или негативно настенными группами, между носителями разных взглядов и позиций. Данные этой шкалы приведены в таблице ниже:

Стратегии (не)поддержания диалога Число материалов
Призывы к устранению Другого (физические или из общего жизненного пространства) 8
Отказ от признания различий и указания на желательность ассимиляции 18
Призывы к отказу от диалога или к устранению его возможностей (через недопущение Другого и его позиции в публичное пространство) 20
Неподдержание диалога в конкретном материале (например, представление позиции только одной стороны) 33

Выводы, которые можно сделать по этим данным: для беларусского медийного поля не характерна агрессивная риторика физического устранения Другого (уничтожения, выселения), что совершенно закономерно для по преимуществу моноэтничной страны (большинство иностранцев — россияне и украинцы, не выделяющиеся внешне, процент заметных других невысок в сравнении со странами-соседями). Но одновременно ярко проявляется стратегия игнорирования Другого и отказа от коммуникации с ним. Это создает риск того, что в ситуациях, когда игнорировать Другого становится невозможным (например, наплыв мигрантов), можно ожидать резкого роста агрессии, ведь культура диалога, сохранения коммуникации не проявлена в медиа, а значит, есть вероятность, что она не проявлена и вне медийного поля.

Мы попытались установить, зависит ли уровень корректности материалов от политической позиции СМИ. Из «провластных» медиа в мониторинг попали 22 материала, из «оппозиционных» — 30, и 5 материалов были найдены в СМИ, которые стремятся выдерживать максимально нейтральную позицию. Но если суммировать для этих материалов показатели некорректности по всем попавшим в мониторинг материалам и вычислить среднее, то средний показатель для языка вражды в «прогосударственных» СМИ составит 22 пункта, для «оппозиционных» и «нейтральных» — по 16. Но «провластные» СМИ лидируют за счет газеты «Во славу Родины», если отбросить ее показатели, для остальных «прогосударственных» СМИ средний показатель языка вражды составит 17 пунктов. Это заставляет предположить, что культура журналистов, их умение контролировать проявления языка вражды в материалах не зависят от позиционирования медиа в политическом поле. По всей видимости, язык вражды одинаково распространен среди «честных» и «нечестных», вне зависимости от того, кого причислять к первым, а кого ко вторым.

Некоторый разрыв можно зафиксировать для региональных и республиканских СМИ. 42 материала попали в мониторинг из республиканских СМИ, их средний показатель языка вражды — около 20 пунктов. В региональных СМИ было найдено 15 материалов, содержащих язык вражды со средним показателем в 13 пунктов. Отбрасывание данных по газете «Во славу Родины» уменьшает показатель для республиканских СМИ только до 18 пунктов. Этот разрыв требует своих объяснений, но прежде всего — дальнейших наблюдений. Прежде чем подходить к интерпретации, нужно убедиться, что зафиксированный разрыв — явление постоянное.