20140913_jazyk-vrazhdy

Отчет о результатах пилотного мониторинга языка вражды в СМИ Беларуси апрель – сентябрь 2014 г.

За апрель – сентябрь 2014 г. мониторинг зафиксировал 149 публикаций, содержащих язык вражды (определение языка вражды см. в Приложении №2. Методология), в 36 СМИ. 57 публикаций в период апрель – май, 52 в июне – июле, 40 в августе – сентябре.

Gaypress

Здесь мы хотели бы снова напомнить, что сам факт наличия в материалах СМИ ЯВ ничего не говорит о том, насколько некорректной является публикация. Язык вражды варьируется по степени жесткости (от прямых призывов к насилию до тиражирования стереотипов), воздействие ЯВ на читателя зависит от контекста подачи, отношения к ЯВ журналиста и других факторов, которые мы частично учитываем. Именно для этого нами применяется «показатель некорректности», позволяющий придать цифровое выражение «объему» ЯВ, производимому конкретным материалом.

Чаще других материалы, содержащие язык вражды, за время мониторинга встречались в следующих СМИ:

Название

Число публикаций, попавших в мониторинг

Народная газета

13

Народная воля

12

Во славу Родины

11

Комсомольская правда

11

Салідарнасць

11

Хартыя’97

10

 

Динамика числа публикаций по периодам мониторинга отражена на графике:

Если же взглянуть на средний показатель некорректности публикации для каждого СМИ, пятерка лидеров будет выглядеть иначе:

Название

Средний показатель некорректности для СМИ

tut.by

36

Вольны горад

24

Во славу Родины

23

Хартыя’97

22

Наша Ніва

20

Два материала с главной страницы tut.by, обеспечившие лидерство в этой таблице:

1)       Митрополит Павел рассказал о православном «рэкете», шпионах из сект и спившихся российских мужчинах

2)       На православно-католическом форуме в Минске обсудят кризис нравственности и семьи в Европе

В обеих публикациях автор сохраняет нейтралитет, язык вражды порождают герои материала, представители церкви. При этом автор материала и редакторы не включают в публикацию никаких дополнительных комментариев других героев, которые бы создавали альтернативу высказываниям священнослужителей.

→Мониторинг «Язык вражды в белорусских СМИ» за июнь—июль 2014

→Топ-10 нетолерантных статей весны: русские и Кончита Вурст в опале

Для остальных СМИ характерно относительно большое число материалов (от 6 до 11), маркированных нами как некорректные. Некоторые из них будут названы в антирейтинге публикаций.

Антирейтинг публикаций за апрель сентябрь 2014 г.

Поскольку в некоторых случаях балл повторяется, мы приводим не топ-10, а чертову дюжину – 13 самых некорректных материалов, найденных в 36 СМИ, рассмотренных в мониторинге.

Публикация Балл
1 Мы ніколі не будзем братамі: гімн свабодных народаў

47

2 Черная месть жалких пигмеев

41

3 Митрополит Павел рассказал о православном «рэкете», шпионах из сект и спившихся российских мужчинах

41

4 Если бы мы знали о Ленине всю правду, его памятники давно оказались бы на свалке

37

5 Аб расійскім нацызме

41

6 Пьяные российские болельщики: «Смерть Беларуси!»

39

7 Комментатор «Евровидения» Евгений Перлин: «Меня стали преследовать сексменьшинства»

39

8 Синяя борода европейской культуры

39

9 Что нужно знать каждому белорусу?

39

10 Политика не может оправдать смерть

39

11 Российский фантаст Лукьяненко: Украину надо давить безжалостно и без эмоций

37,5

12 Белорусы будут растить китайских внуков?

37

13 Норма

37

(1)   Публикация без пояснений и комментариев песни, текст которой транслирует стереотипный образ (причем образ врага) населения РФ без разделения россиян на тех, кто поддерживает политику Кремля в отношении Украины, и тех, кто с ней не согласен.

(2)   Агрессивная риторика времен холодной войны.

(3)   Религиозная нетерпимость: Свидетели Иеговы названы тоталитарной сектой. Иное мнение в материале не приводится.

(4)   Материал транслирует идею, что этническое происхождение (нерусский) предзадает негативное отношение к этническим русским, то есть идею, развивающую ксенофобию у самих русских.

(5)   Вероисповедание (православие), этничность (русские) и гражданство (россияне) слиты в материале воедино с политическими взглядами и радикальным, с применением насилия их проявлением. Тем самым создается негативный образ всех россиян, русских и православных.

(6)   Формирование негативного образа целой нации на основании отдельных конкретных случаев. Трансляция ксенофобных высказываний без их деконструкции.

(7)   Трансляция гомофобных высказываний без их деконструкции.

(8)   Нетерпимость по отношению к альтернативной гендерной идентичности, гомофобные высказывания. Европа подается как единое целое, причем целое «пресыщенное и развратное», негативно влияющее на нас.

(9)   Публикация без комментария и пояснений классического текста, основанного на идеях этнического национализма (предполагающего социальное исключение части граждан страны, не вписывающихся в предписываемую схему).

(10)   Риторика, работающая на обострение внутриукраинского конфликта.

(11)  Трансляция ксенофобных высказываний без деконструкции.

(12)  Отрицание гражданства (не являющиеся этническими белорусами не признаются белорусами), антимигрантская риторика.

(13) Гомофобная риторика.

Дополнительные результаты

Основной темой публикаций, в которых встречается язык вражды, стал российско-украинский конфликт. Она лидировала на всех трех этапах мониторинга.

Основные объекты языка вражды отражены в таблице:

Признак выделения объекта языка вражды

Число материалов с проявлениями языка вражды в отношении этого вида объектов

Средний показатель некорректности материала для этого вида объектов

Вероисповедание

15

24,8

«цивилизации», «культуры», надэтнические и надгосударственные образования (ЕС, славяне, Запад, бывший СССР и др.)

52

21,5

гражданство, этничность, раса

90

17,4

гендерная идентичность (выходящая за рамки привычного) и сексуальная ориентация

30

17,14

пол и привычные гендерные роли

32

13,5

В целом жесткость риторики возрастает по мере абстрагирования. Материалы, обнаруживающие язык вражды по признаку вероисповедания, редко ограничиваются только этим признаком. Вероисповедание часто используется как дополнительный штрих к портрету при построении негативного стереотипа по одному из других признаков.

Самые распространенные проявления языка вражды в материалах мониторинга:

(1)   Создание негативного образа социальной группы или общности (в 107 текстах)

(2)   Упоминание в уничижительном и оскорбительном контексте, в том числе в криминальной хронике (в 41 тексте многие из которых – криминальная хроника с указанием либо даже вынесением в заголовок этничности или гражданства преступника)

(3)   Утверждения о моральных недостатках, культурной или интеллектуальной неполноценности (в 38 публикациях)

(4)   Обвинения в негативном влиянии на общество и/или государство (в 36 текстах)

(5)   Обвинения в попытках захвата власти и территориальной экспансии (28 случаев)

По другой шкале:

(1)   Заключения о качествах или действиях другого на основе выделяемых или приписываемых признаков (логика вида: если женщина, значит плохо управляет автомобилем). – в 52 текстах.

(2)   Сравнение между собой групп и общностей (умнее, нравственней и пр.) – в 51 тексте.

(3)   Указание на негативное влияние «их» – 47 случаев.

(4)   Обобщение индивидов в группу (например, описание населения страны как единого целого, обладающего универсальными характеристиками) – в 45 материалах.

(5)   Неуместное упоминание признаков принадлежности к группе/общности (например, упоминание этничности или гражданства в криминальной хронике) – 43 случая.

В 98 из 149 публикаций язык вражды транслируется либо журналистом-автором материала, либо при поддержке журналиста. Только 26 публикаций содержат язык вражды потому, что автор оставался нейтральным и не выражал своего отношения.

Для материалов, содержащих язык вражды, характерно представление позиции только одной стороны конфликта, одного мнения, без организации полемики и диалога в рамках материала.

Государственные СМИ производят несколько больше материалов, содержащих язык вражды, чем негосударственные (76 против 67), но при этом используют менее жесткую риторику (средний балл некорректности 13 против 16). То есть заметных различий между этими группами СМИ нет.

Разница между республиканскими и региональными СМИ особенно заметна при подсчете количества публикаций (112 против 34) и выглядит не столь резкой, если сравнивать средние баллы некорректности (17 против 11).

То есть основную массу языка вражды в белорусских медиа производят сотрудники республиканских изданий независимо от их отношений с властями.