Антирейтинг «Язык вражды в белорусских СМИ»: как журналистам не надо писать

Группа «Журналисты за толерантность» представила результаты полугодового мониторинга «Язык вражды в белорусских СМИ». В Беларуси это первый и пока что единственный проект подобного рода. Ожидается, результаты мониторинга должны повлиять на повышение социальной ответственности белорусских журналистов, которые формируют общественное мнение.

 Екатерина Коноплицкая

Кого и как?

Для мониторинга были отобраны 36 белорусских СМИ. Сам факт наличия в статье языка вражды ничего не говорит о том, насколько некорректной является публикация. Язык вражды варьируется по степени жесткости (от прямых призывов к насилию до тиражирования стереотипов). Его воздействие на читателя зависит от контекста подачи, отношения к языку вражды журналиста и других факторов, которые учитывались мониторщиками . Именно для этого применялся «показатель некорректности», позволяющий придать числовое выражение «объему» языка вражды, производимому конкретным материалом. На его основе и строились различные рейтинги некорректности: как публикаций, так и самих СМИ, включенных в мониторинг.

Методологической основой мониторинга стали разработки российского информационно-аналитического центра «СОВА», украинской инициативной группы Xenomonitor и руководителя исследовательской части проекта Виолетты Ермаковой.

Для чего?

В мониторинге анализировался язык вражды в отношении социальных групп, выделяемых по признаку этничности, вероисповедания, сексуальной ориентации и др. Говоря понятным языком, исследовалась степень пресловутой толерантности белорусов.

По мнению руководителя исследовательской части мониторинга Виолетты Ермаковой, идеологическое клише о толерантности белорусов мало соответствует реальности.

«Сегодня это клише работает на два фронта, потому что сторонникам президента оно помогает убедить белорусов в том, что они мирные, терпимые и терпеливые люди, не склонные ни к насилию, ни к революции. И это помогает сохранять существующий статус-кво. Политические противники президента, ориентированные на Европу, напоминают, что толерантность — это европейская ценность. И если белорусы толерантны, значит, они европейцы. Тогда это подкрепляет геополитический выбор. И разрушать это клише невыгодно ни одной стороне», — считает Ермакова.

Однако, продолжает она, общество может пропустить взрывной рост ксенофобных, гомофобных настроений и других форм неприятия «инаковости» без исследований уровня терпимости в обществе.

«Авторитарные режимы сами по себе обедняют палитру социальных групп в публичном пространстве. Люди отвыкают видеть других и становятся более ксенофобными. И поэтому представить себе, что после 70 лет в составе СССР и почти 20 при нынешней власти белорусы остались толерантными, крайне сложно», — считает эксперт.

Антирейтинг публикаций «Язык вражды в белорусских СМИ»

В 36 включенных в мониторинг СМИ за апрель—сентябрь 2014 было зафиксировано 149 публикаций, содержащих язык вражды.

Эти материалы не являются самыми некорректными материалами в стране, так как мониторинг не охватывает все СМИ Беларуси. Попадание в антирейтинг не означает, что автор публикации не является профессионалом в своем деле.

Предлагаем взглянуть на 13 самых некорректных материалов, найденных в процессе исследования. Полный текст отчета здесь.

Публикация Показатель некорректности
1 Мы ніколі не будзем братамі: гімн свабодных народаў: публикация без пояснений и комментариев песни, текст которой транслирует стереотипный образ (причем образ врага) населения РФ без разделения россиян на тех, кто поддерживает политику Кремля в отношении Украины, и тех, кто с ней не согласен. 47
2 Черная месть жалких пигмеев: агрессивная риторика времен холодной войны. 41
3 Митрополит Павел рассказал о православном “рэкете”, шпионах из сект и спившихся российских мужчинах: религиозная нетерпимость, Свидетели Иеговы названы тоталитарной сектой, иное мнение в материале не приводится. 41
4 Если бы мы знали о Ленине всю правду, его памятники давно оказались бы на свалке: материал транслирует идею, что этническое происхождение (нерусский) предзадает негативное отношение к этническим русским, то есть идею, развивающую ксенофобию у самих русских. 37
5 Аб расійскім нацызме: вероисповедание (православие), этничность (русские) и гражданство (россияне) слиты в материале воедино с политическими взглядами и радикальным, с применением насилия их проявлением. Тем самым создается негативный образ всех россиян, русских и православных. 41
6 Пьяные российские болельщики: «Смерть Беларуси!»: формирование негативного образа целой нации на основании отдельных конкретных случаев. Трансляция ксенофобных высказываний без их деконструкции. 39
7 Комментатор «Евровидения» Евгений Перлин: «Меня стали преследовать сексменьшинства»: трансляция гомофобных высказываний без их деконструкции. 39
8 Синяя борода европейской культуры: нетерпимость по отношению к альтернативной гендерной идентичности, гомофобные высказывания. Европа подается как единое целое, причем целое «пресыщенное и развратное», негативно влияющее на нас. 39
9 Что нужно знать каждому белорусу?: публикация без комментария и пояснений классического текста, основанного на идеях этнического национализма (предполагающего социальное исключение части граждан страны, не вписывающихся в предписываемую схему). 39
10 Политика не может оправдать смерть: риторика, работающая на обострение внутриукраинского конфликта. 39
11 Российский фантаст Лукьяненко: Украину надо давить безжалостно и без эмоций: трансляция ксенофобных высказываний без деконструкции. 37,5
12 Белорусы будут растить китайских внуков?: Отрицание гражданства (не являющиеся этническими белорусами не признаются белорусами), антимигрантская риторика. 37
13 Норма: гомофобная риторика. 37

Этот антирейтинг является набором контр-образцов для журналистов, которые стремятся создавать корректные и объективные материалы.

Объекты языка вражды: от мусульман до гомосексуалов

Несмотря на то, что в Беларуси нет выраженной религиозной нетерпимости, чаще всего объектом вражды становятся иностранцы и этнические другие. Наиболее жестко язык вражды проявляется в материалах, где в числе прочих воспроизводится дискриминация по признаку вероисповедания.

Язык вражды, направленный на надэтнические и надгосударственные образования (ЕС, славяне, Запад, бывший СССР и др.), занял вторую строку в списке выделяемых объектов. Основной темой таких публикаций стал российско-украинский конфликт. Она лидировала на всех трех этапах мониторинга.

Гендерная идентичность и сексуальная ориентация заняли третье место, поскольку о правах гомосексуалов негативно высказывались священники (и эти материалы попали в антирейтинг).

 Признак выделения объекта языка вражды Число материалов с проявлениями языка вражды в отношении этого вида объектов Средний показатель некорректности материала для этого вида объектов
Вероисповедание 15 24,8
«цивилизации», «культуры», надэтнические и надгосударственные образования (ЕС, славяне, Запад, бывший СССР и др.) 52 21,5
гендерная идентичность (выходящая за рамки привычного) и сексуальная ориентация 30 17,14
Гражданство, этничность, раса 90 17,4
пол и привычные гендерные роли 32 13,5

Общее правило объясняет остальные числа: по мере роста абстракции, уменьшения конкретности образа, нетерпимость возрастает.

В Беларуси журналисты сами производят язык вражды

Язык вражды часто производят сами журналисты, а не герои их материалов. Этим обусловлено максимальное число публикаций, попавших в мониторинг. За апрель-сентябрь 2014 таких публикаций было 92. Персонажи материалов получали возможность транслировать ксенофобные, сексисткие, гендерно некорректные и религиозно нетерпимые взгляды в большинстве своём при содействии автора материала. Только 26 публикаций содержат язык вражды потому, что журналист оставался нейтральным и не выражал своего отношения.

Ярко выраженной тенденцией для материалов, содержащих язык вражды, является представление позиции только одной стороны конфликта, одного мнения, отсутствие полемики и диалога в рамках материала.

За время мониторинга чаще других материалы, содержащие язык вражды, встречались в следующих СМИ:

Название Число публикаций, попавших в мониторинг
Народная газета 13
Народная воля 12
Во славу Родины 11
Комсомольская правда 11
Салідарнасць 11
Хартыя’97 10

Динамика числа публикаций по периодам мониторинга отражена на графике:

Если же взглянуть на средний показатель некорректности публикации для каждого СМИ, пятерка лидеров будет выглядеть иначе:

Название Средний показатель некорректности для СМИ
tut.by 36
Вольны горад 24
Во славу Родины 23
Хартыя’97 22
Наша Ніва 20

Два материала с главной страницы tut.by, обеспечившие лидерство в этой таблице:

  1. Митрополит Павел рассказал о православном «рэкете», шпионах из сект и спившихся российских мужчинах 
  2. На православно-католическом форуме в Минске обсудят кризис нравственности и семьи в Европе 

В обеих публикациях автор сохраняет нейтралитет, язык вражды порождают герои материала, представители церкви. При этом автор материала и редакторы не включают в публикацию никаких дополнительных комментариев других героев, которые бы создавали альтернативу высказываниям священнослужителей.

Что касается стратегии журналистов в поддержании диалога между двумя конфликтующими или негативно настенными группами, между носителями разных взглядов и позиций, то для белорусских медиа не характерна агрессивная риторика уничтожения, выселения Другого (11 материалов за апрель-сентябрь 2014). Но зато стратегия игнорирования Другого и отказа от коммуникации с ним проявляется ярко (25 публикаций за апрель-сентябрь 2014). Это может привести к внезапному росту агрессии в ситуациях, когда игнорировать Другого становится невозможным (например, наплыв мигрантов). Так как культура диалога, сохранения коммуникации не проявлена в медиа, есть вероятность, что она не проявлена и вне медийного поля.

В государственных СМИ язык вражды встречается чаще, чем в негосударственных (76 против 67), однако их риторика значительно мягче, если сравнивать по среднему баллу некорректности ( 13 против 16). Можно сказать, что между этими группами СМИ не существует заметных различий.

Разница в количестве публикаций между республиканскими и региональными СМИ значительна (112 против 34), но при сравнении средних баллов некорректности не выглядит слишком резкой (17 против 11).

Очевидно, что большая часть языка вражды в белорусских медиа – продукт деятельности республиканских изданий, причем фактор их отношений с властями никак не влияет на этот показатель.