Красавік 1, 2015

Свобода религии означает свободу дискриминации?

В США появляется все больше однополых пар, которые на законных основаниях отмечают свои бракосочетания с традиционной для них публичной помпой. И драгоценная свобода религии входит в прямое противоречие с принципом недискриминации. В результате разразились напряженные споры о масштабах и правовых рамках представлений каждой из сторон о том, как должна функционировать нетрадиционная жизнь.


«Christian Science Monitor», США

ИноСМИ

Для многих консервативных верующих американцев давно действующие законы о восстановлении свободы вероисповедания, включая принятый на прошлой неделе в Индиане, могут выкроить публичное пространство, в котором частные лица и компании смогут отстаивать свои религиозные взгляды, направленные против однополых браков.

Индиана на прошлой неделе стала 20-м штатом, принявшим свою версию закона о восстановлении свободы вероисповедания на фоне общенациональных дебатов о правовых ограничениях взглядов религиозных консерваторов и представителей ЛГБТ-сообщества на совместную жизнь.

«Мы сталкиваемся со следующим вопросом: насколько светский закон должен быть приспособлен к религии людей? — говорит старший научный сотрудник Центра по изучению права и религии (Center for the Study of Law and Religion) при Университете Эмори в Атланте Марк Голдфедер (Mark Goldfeder). — По правде говоря, это происходит по всей стране, даже там, где не действуют законы о восстановлении свободы вероисповедания».

В центре внимания этих дебатов оказались цветочные магазины, фотостудии и кондитерские, оказывающие услуги брачующимся парам, но не желающие предоставлять их геям и лесбиянкам, которые сегодня могут на законных основаниях вступать в брак в 37 штатах. Ожидается, что Верховный суд примет решение по этому вопросу к концу своего текущего срока работы, который завершается в июне.

Речь также идет о религиозных убеждениях чиновников, выдающих свидетельства о браке, врачей и анестезиологов, могущих участвовать в абортах, а также всех прочих специалистов, не желающих иметь отношения к мероприятиям, оскорбляющим их глубокие религиозные чувства.

Но с тех пор как Индиана на прошлой неделе стала 20-м штатом, принявшим свою версию закона о восстановлении свободы вероисповедания, громкий хор критиков начал возражать против нового закона — по крайней мере, против тех намерений, которые якобы скрываются за ним.

Поверив в то, что это положит начало дискриминации против лесбиянок и геев в Америке, глава Apple Тим Кук (Tim Cook), губернатор Коннектикута, мэр Сиэтла и такие организации, как Национальная атлетическая ассоциация колледжей и Gen Con, стали переосмысливать и даже сворачивать свои деловые связи с этим штатом.

«Эти законы обосновывают несправедливость под предлогом защиты того, что дорого многим из нас, — написал в воскресенье гей Кук на страницах Washington Post. — Они идут вразрез с теми принципами, на которых зиждется наша нация, и они могут разрушить результаты многолетнего продвижения к большему равенству».

Но этой реакции очень далеко до того подавляющего двухпартийного консенсуса, которым сопровождалось принятие изначального закона о восстановлении свободы вероисповедания в 1993 году. Двадцать с лишним лет тому назад федеральный закон был принят единогласно в палате представителей — да, все правильно, единогласно. А в сенате против него проголосовали только три человека, после чего он был подписан президентом Клинтоном.

В то время коалиция в составе либералов, борцов за гражданские права и религиозных консерваторов стремилась «восстановить» религиозные свободы, ограниченные в 1980-е годы Верховным судом. Высокий суд постановил, что общие законы страны, такие, как запрет на наркотики, лишают американских индейцев права использовать пейотль в своих религиозных церемониях, а также способствуют экспансии федеральных проектов на их священной земле.

По словам ученых, этот федеральный закон имел целью защитить религиозные меньшинства, восстановив жесткие проверки, которые до сих пор лежат в основе законов о восстановлении свободы вероисповедания. Как и в Индиане, эти законы запрещают государству возлагать «существенное бремя» на свободу вероисповедания, если оно не в состоянии продемонстрировать настоятельную необходимость в таких действиях. Это бремя также должно быть «последней ограничительной мерой» для осуществления таких действий.

На самом деле, когда Верховный суд постановил, что федеральный закон не распространяет свое действие на штаты, либеральный Коннектикут, Род-Айленд и Иллинойс первыми приняли законы штатов о восстановлении свободы вероисповедания.

Еще тогда вопрос о правах геев и об однополых браках начал порождать разброд и шатание в межпартийной коалиции. Из-за дел о праве домовладельцев отказывать однополым парам в аренде жилья и первых признаков легализации однополых браков на Гавайях либералы отказались от своей поддержки.

«Эти два события начали менять точку зрения правозащитных гражданских организаций на вопрос о религиозной свободе, — говорит преподаватель права и религии профессор Нельсон Тебе (Nelson Tebbe), работающий в Нью-Йорке в Бруклинской юридической школе. —

Их стало беспокоить то, что религиозную свободу могут использовать в качестве щита против общих законов религиозные меньшинства, и в качестве меча религиозные консерваторы, добивавшиеся исключений из законов о гражданских правах».

Такое законодательство о религиозной свободе не всегда дает верующим иммунитет от законов о недискриминации, отмечают ученые. Оно просто перекладывает бремя доказывания на государство, которое должно демонстрировать «настоятельную необходимость» принятия мер по ограничению религиозных верований. И дискриминация вполне может вызвать такую необходимость.

«Как общество мы делаем это, — говорит Голдфедер. — В какой-то момент мы говорим, как говорили в случае с Университетом Боба Джонса: возможно, ваши религиозные убеждения заключаются в расовой дискриминации, но это уже неприемлемо».

«В какой-то момент мы как общество приходим к мысли о том, что у государства возникает настоятельная необходимость в отказе от дискриминации, — продолжает он. — ЛГБТ как класс защищены не везде — хотя мне кажется, что их надо защищать, и тут мы утыкаемся в следующий вопрос: на каком этапе грань меняется, и мы говорим, что этого больше делать нельзя? А поскольку эта грань поменялась не везде, но общественные представления меняются, у нас сейчас появляется это серое пространство».

На прошлой неделе продавец цветов из штата Вашингтон, которую власти штата привлекли к суду за отказ от обслуживания гомосексуальной пары в 2013 году, получила судебное распоряжение выплатить штраф в одну тысячу долларов, а также заплатить один доллар за судебные издержки.

Владелице магазина Arlene’s Flowers and Gifts Баронелле Стуцман (Barronelle Stutzman) дали 60-дневный срок на уплату штрафа штату, о чем сообщило Associated Press. Вначале сумма штрафа составляла более 2 тысячи долларов, однако прокурор штата Боб Фергюсон (Bob Ferguson) снизил ее.

Стуцман написала в ответ:

«Конституция Вашингтона гарантирует нам „свободу совести во всех вопросах религиозных чувств“. Я не могу торговать драгоценной свободой. Ваше постановление показывает, что вы на самом деле не понимаете меня, не понимаете, с чем связан этот конфликт.

Дело в свободе, а не в деньгах. Конечно, я не хочу потерять свой бизнес, свой дом и все прочее, что в результате вашего судебного процесса может быть отнято у моей семьи. Но гораздо важнее моя свобода чтить Господа, делая то, что у меня получается лучше всего».

Что касается Индианы, то некоторые ученые полагают, что изменения в законе указывают на попытку дать предпринимателям право отказывать в предоставлении услуг определенному классу людей на основе своих религиозных убеждений. Они позволяют любому человеку, любой компании, привлекаемой к суду за дискриминацию, в качестве довода защиты приводить религиозные свободы.

В понедельник республиканские законодатели в штате Индиана выразили удивление по поводу того возмущения, которое их закон вызвал по всей стране.

«Закон не предназначен для дискриминации кого бы то ни было, и никакой дискриминации по этому закону допускаться не будет», — заявил в понедельник временно исполняющий обязанности председателя сената штата Дэвид Лонг (David Long), выступая на совместной пресс-конференции со спикером палаты представителей штата Брайаном Босмой (Brian Bosma).

«Мы надеемся найти решение в ближайшее время», — сказал Лонг, добавивший, что законодатели надеются «успокоить бурю».

Как отмечают ученые, теперь законы о свободе религии должны в прямом виде включать принципы недискриминации.

«Если хотите продолжать разговор, вы можете ввести в текст закона протекционистские формулировки, в которых прозвучит заявление о том, что действия против дискриминации являются настоятельной необходимостью для государства, — говорит Голдфедер. — А это может полностью изменить содержание разговора».

Юта, являющаяся одним из самых религиозных штатов в США, в начале месяца сделала нечто похожее, предоставив правовую защиту представителям ЛГБТ-сообщества, и в то же время, защитив от судебного преследования те религиозные институты, которые выступают против гомосексуализма. Вместо призыва к бойкоту ЛГБТ-активисты дали закону высокую оценку, заявив, что это может стать важным шагом вперед.

Губернатор-республиканец Майк Пенс (Mike Pence) заявил, что он выступит за законодательные разъяснения закона штата Индиана о восстановлении свободы вероисповедания, однако отверг меры защиты жителей штата из числа ЛГБТ.

«Я не буду настаивать, — сказал губернатор Пенс в воскресенье в программе ABC „На этой неделе“. — Это не входит в мои планы, и это не является целью народа штата Индиана. И это не имеет никакого отношения к данному закону».