Минский монастырь пугает верующих гендером

Минский Свято-Елисаветинский монастырь на своем сайте опубликовал статью «Гендер — ругательное слово?». Несмотря на знак вопроса в заголовке, автор статьи убеждена: не только слово ругательное, но и всё, с ним связанное, несет опасность традиционным семейным ценностям, в противовес которым ставятся «нетрадиционные». Отдельно порицается рассадник зла — Европа, над созданием негативного образа которой автор усердно потрудилась.

Gaypress

Приводим текст статьи без купюр.

Дарья Борискевич

Сейчас в мире царит тьма духовная.
Вот мы и должны быть светом и солью.

Схиархимандрит Иоанн (Маслов).

Когда слово «целомудрие» стало банальным клише? Когда непристойное поведение стало признаком свободы и цивилизованности? Когда все в мире перевернулось с ног на голову? Наверное, тогда, когда мы стали забывать свои истоки и погнались за европейским стилем жизни. Первый удар пришелся по традиционным семейным ценностям. Православие относится к семье, как к маленькой церкви (См.: Рим. 16: 4); расшатав ее устои, можно разрушить и государство.

В 2000 году из зарубежных новостей мы узнали о легализации Данией однополых браков. Сначала это все казалось забавным и чем-то далеким. Но уже в 2011-м США обозначили прерогативой внешней политики поддержку нетрадиционных меньшинств по всему миру. «Нестандартные» пары стали требовать усыновления детей… И тут все начали просыпаться, но… процесс уже запущен.

Традиционные ориентиры объявляются архаичными, притесняющими права и свободы. Происходит подмена понятий, которая активно муссируется в СМИ.

По мнению экспертов, изучающих данный вопрос, возможно, это происходит с целью отчитаться перед структурами ООН, так как Беларусь — страна маленькая и зависит от валютных грантов. В 2013 году Европарламент начал активно финансировать организации, продвигающие права сексуальных меньшинств в разных странах мира.

Продвижение «нетрадиционных» ценностей прикрывается благими намерениями и кодируется в незнакомые слова, например «гендер».

Так что такое гендер? Люди «в теме» говорят, что данное слово необходимо отнести в разряд нецензурной брани. Почему?

Да потому что оно чуждо нашему менталитету. По мнению младшего научного сотрудника Центра проблем развития образования Белорусского государственного университета Елены Ярошевич, гендерная теория — это порождение сексуальной революции на Западе с ее главным постулатом «о равенстве гендеров (полов)». В нашей же стране все понимают «гендер» как социальный пол мужчины и женщины, но все гораздо сложнее.

Теолог, религиовед, активист пролайф-движения Юлия Чирва считает, что сегодня под видом программ «борьбы с насилием в семье» людям активно навязывают гендерные стереотипы, разрушающие семью. Идет недобросовестная подтасовка цифр: так, в статистику насилия включаются мужчины и женщины, находящиеся как в законном браке, так и в гражданском. Семья-то здесь причем, если это сожительство?

Более того, по мнению Юлии Чирва, в Беларуси обозначилась тенденция к легализации ювенальной юстиции, в частности, закон «О социальном обслуживании» (2013 г.) предусматривает так называемый социальный патронат. Настораживает то, что в оборот к таким «опекунам» могут попасть крепкие семьи, испытывающие временные трудности. Их просто отнесут к разряду «неблагополучных», так как четких определений этой самой «неблагополучности» попросту не существует. Согласно документу, социальный патронат — это сопровождение граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации, а формулировка «трудная жизненная ситуация» очень расплывчатая.

Недавно на родительском собрании мне предложили заполнить анкету. Подобные бланки мамам и папам выдают в школе ежегодно. Цель, в принципе, благовидная — проконтролировать условия проживания детей. Этот момент остался бы мной незамеченным, если бы не одно «но»! Содержание листа заметно увеличилось, а вопросы повергли в замешательство. Помимо моего заработка, наличия персонального компьютера для ребенка, меня просили отчитаться о жилой площади квартиры, хотя, на мой взгляд, достаточно информации о наличии у ребенка отдельной комнаты. Напрашивается вывод: если у меня нет компьютера и недостаточно квадратных метров, то моя семья автоматически попадает на контроль к органам опеки? А если я не покупаю компьютер, дабы мой ребенок не уходил из семьи в виртуальную реальность, а больше читал книг — этот факт учитывается? То есть органы опеки могут сначала забрать ребенка и только потом начать разбираться в ситуации.

Кто-то относится к новым веяниям лояльно, кто-то пытается протестовать, главное — не оставаться безразличным. Сегодня понятия «ювенальная юстиция» и «гендер» прописаны в международных документах.

Как только они перекочуют в отечественное законодательство, противостоять распространению таких «прав и свобод» будет уже сложно: «гендеры» получат возможность усыновлять детей, отдыхать и учиться вместе с нами.

На тенденцию разрушения традиционных семейных ценностей давно обратили внимание в благотворительном фонде «Открытые сердца». Представитель фонда Оксана Макеенко считает, что у современной молодежи нет правильных жизненных ориентиров. Дабы заполнить пробел в нравственном и духовном развитии, образовавшийся из-за увлечения молодыми людьми виртуальной реальностью, организация проводит лекции, семинары, выставки. Главная цель таких мероприятий — объяснить смысл целомудрия, любви и семьи. По мнению Оксаны Макеенко, необходимо развивать не права детей, а воспитывать личность.

Чтобы инородные моральные принципы не разлагали наше общество, необходимо вспомнить и закрепить исконные свои. Носителем нравственных основ, традиционных ценностей и своей культуры прежде всего должна стать молодежь. Если же смотреть на Европу, то там мы еще много чего интересного увидим в ближайшее время, а слова типа «гендер» приходят и уходят.

06.10.2015