Красавік 28, 2016

Молчание убивает?

У камин-аута есть безусловный ряд плюсов, главный из них – отсутствие поводов для шантажа и коррупции.

Не стоит искать молчания там, где его нет. Приглашение на секс – это не молчание, это следствие и озвучивание внутренней гомофобии, пишет Квир.

Здесь речь даже не о том, что для «голубого потока» возможно были использованы «голубые» методы или что гей-клуб крышуют подороже, чем гетеро. Нет, это государственная коррупция (grand corruption) и деловая коррупция, оставим их на совесть государства, бизнеса и гражданского общества.

Здесь речь о так называемой бытовой, административной коррупции. Вы прекрасная пара, против которой натравили участкового и он намеревается написать пассажик о вас на вашу работу. А вы скорее всего работаете в государственном секторе. Или после неудачного свидания в отеле вас вербует ФСБ. Истории, похожие на детектив часто застают именно тех, кому выгодно скрывать свою ориентацию. Здесь вопрос выбора: хотите жить в страхе о том, что когда-то вас раскроют – живите. При этом с большой долей вероятности большинству совершенно плевать на сексуальную ориентацию коллеги или соседа (хоть опросы общественного мнения показывают обратное), бывают исключения, но это исключения. Да, городских сумасшедших хватает. Но решение проще, чем вам кажется: если соседи знают вас как милую и тихую пару, то им плевать. Если коллеги любят вас за исполнительность, то ваша ориентация совершенно безразлична. Но если вас хотят изжить с места, то повод найдут, а ориентация это всего лишь повод. Я не ставлю здесь вопрос о том, что нужно клеить себе наклейку на лоб – это глупость, нужно просто не бояться, что кто-то «узнает» страшную тайну и – о ужас – будет обсуждать. Людям все равно, что обсуждать, новую прическу бабы Клавы или шум и скрип кровати соседей сверху. Все, что не похоже на нас вызывает страх или интерес. Первое лечить бесполезно, а для второго придется побыть обезьянкой в зоопарке (хотя иногда и для первого та же история).

Другой вопрос – вопрос публичности. Вы – известный в своих кругах персонаж. Все знакомые и друзья знают о вашей гомосексуальности. Но вы не очень-то популярны, чтобы писать о вашей гомосексуальности в желтой прессе. А приличные СМИ как-то не считают нужным рыться в вашем белье. И вот после смерти ориентация человека встает на первое место. Убили гея! Гомофобия убивает! С чего? Убили, в первую очередь человека. Человек понесет наказание за это убийство. Вопрос не в ненависти к отельной социальной группе, достоевщина крепко засела в этом обществе. Нет пропаганды гомофобии, есть пропаганда ненависти. Вопрос о твари дрожащей задаётся человеком не от лучшего положения, но ему хочется право иметь, так как в суровой российской реальности он полное ничтожество. И проверка этой гипотезы осуществляется на примере живых людей. Трагично, печально, плохо. Комментарии излишни.

Было ли молчание? Вот какой вопрос я хочу задать. Известны дикие истории оккупай-педофиляй. Группа лиц с латентной гомосексуальностью наслаждается, используя практики БДСМ. Незаконно, гадко, противно. Для таких же, как они – возбуждающе. Один мой знакомый натурал, насмотревшись таких видео, пришёл однажды ко мне ночью. Теперь мальчик не гетеро. С ними всё ясно. Но они заявляют, что борются с педофилией. И приезжают к мужчине, который был предупреждён о том, что встреча у него с несовершеннолетним. Предположим, что факт имеет место. Мужчина за сорок списывается с молодым и прекрасным юношей и приглашает его к себе. Юноша предупреждает, что ему нет 18. И юноша выглядит на возраст, меньший чем 18. Наш мужчина должен прекратить беседу и попрощаться с юношей. Если уж их тяга к друг другу взаимна, то почему бы приглашать юношу в публичное место для первой встречи, а не к себе домой? Сайты знакомств совершенно подмяли под себя чувство безопасности в условиях, когда хорнет не просто может скачать любой, а уже знает (и смотрит) этот каждый. Я не призываю сейчас менять свои фотографии на котиков и деревья. А просто думать о безопасности – это раз. Конечно, это не панацея.

Второй вопрос, который я хочу задать: откуда такая самоуверенность в собственной маскулинности? Кучи историй мальчиков об их опыте и надеждах на отношения со взрослыми мужчинами вызывают у меня смех: человек уже не первый десяток лет живет один. Вряд ли что-то изменится. Можно попробовать поменять. Но надо ли? Да и результат стремится к нулю, если это не секс на одну-две ночи. Истории этих мужчин о поисках любви вызывают похожий смех: не нужно врать, все прекрасно все понимают. Все эти истории не про любовь, не про гомосексуальные отношения – они про секс. Здесь имеет место именно отношение к сексу, которое можно назвать нацистским. Не консервативным, а именно нацистским. Общество пытается проникнуть в спальню и следить за вашим половым актом, не потому что им кажется грязным секс, а потому, что они хотят знать о нём больше, они хотят испытать его и проверить на прочность. И именно в описанных историях этот секс можно получить. Все эти истории про приглашение на секс, про приглашение, ставшее последним и про секс так и не случившийся. И на мой взгляд, всё это та же история о внутренней гомофобии, которая находит выражение во влечении к сексу или подавлении этого влечения, которое заканчивается смертью. Танатос побеждает эрос. Это может быть не только отрицание себя, как мужчины, практикующего секс с мужчинами, это может быть и отрицания себя как мужчины, способного на отношения с мужчиной. Это две разные вещи и надо прекратить молчать о втором. Можно молчать публично, но стоит ответить на вопросы себе самому. И тогда шансы на шантаж, коррупцию и насилие уменьшаются.

Не стоит искать молчания там, где его нет. Приглашение на секс – это не молчание, это следствие и озвучивание внутренней гомофобии. Простите за сравнение, но если посадить льва в клетку и давать ему мясо, это будет совершенно не тот лев, который способен охотиться за добычей. Теряется весь смысл игры. И сразу же наступает финал. Игра окончена. Занавес.