transsex_belarus

«Хотелось бы, чтобы меня воспринимали как человека»: как живется транссексуалу в Беларуси

Около полутора сотен транссексуалов в Беларуси вынуждены скрывать правду о себе, чтобы не быть отвергнутым и не подвергаться насмешкам. Именно это случилось с 33-летней Алиной, которая родилась в теле мальчика, но с детства ощущала себя девочкой.

Currenttime.tv

Алина зарабатывает на жизнь ремонтом и уборкой квартир. Работает чаще одна, коллективов избегает. Говорит: заказов мало, потому что большинство белорусов не принимают её особенности. Сейчас у неё нет даже собственной комнаты: где работает — ​там и живёт.

Алина родилась в теле мальчика, но в шестилетнем возрасте осознала, что чувствует себя женщиной.

«Я в этом боялась признаться себе. Казалось: «ну, это пройдёт со временем». И самое страшное — боялась признаться кому-то, — рассказывает Алина. — Прийти и просто рассказать, поговорить о своих чувствах, каких-то своих вещах».

Рассказать правду она решилась лишь три года назад. Мать и сестра позицию Алины не приняли и перестали с ней общаться.

Алина может пойти на операцию по смене пола. В Беларуси их делают уже 24 года, для граждан страны такие операции бесплатны. Разрешение на них даёт специальная комиссия Министерства здравоохранения, но процедура очень долгая: длительное обследование, подготовка документов, и лишь после этого — гормональная и хирургическая коррекции пола. А быть собой Алина хочет уже сейчас.

→Топ-7 советов журналистам и сетевым авторам. Как писать о транссексуалах?

«Хочется донести, что сексуальная ориентация и гендерная идентичность — это две разные вещи, — говорит Алина. — Я отрицаю свой биологический пол, но я не пропагандирую ЛГБТ. Я не хожу с плакатами и никому не навязываю идею, что давайте там, мужики, становиться женщинами».

Самая большая проблема для Алины – насмешки окружающих из-за ее внешности и женской одежды. Из-за этого она старается поменьше бывать на людях.

«Я одеваюсь прежде всего для себя, а не для кого-то», — говорит Алина.

В большинстве своём белорусы мало знают о таких, как Алина. И принять людей с транссексуальностью не готовы:

«Ну это вроде психологическое заболевание — синдром отрицания пола».

«Я вот видел таких людей, на мой взгляд, это очень противно».

«Не принято, чтобы мужчина в женской одежде по улице ходил, пусть не ходит, а дома пусть делает что угодно».

«Я-то нормально отношусь, но не желал бы чтобы такие люди находились рядом со мной!» — именно такие мнения чаще всего можно услышать на улицах белорусских городов.

Социолог Ирина Соломатина считает, что негативное отношение к транссексуалам в белорусском обществе происходит от того, что проблемы этих людей принято замалчивать.

«Трансфобия, как и гомофобия, конечно есть. В сравнении со странами-соседями у нас ситуация гораздо хуже, — считает Соломатина. — В Беларуси никогда не было легально зарегистрированных ЛГБТ-организаций, профессиональных структур, которые которые помогли бы меньшинствам законно работать со СМИ и собирать статистику».

У Алины мечты простые и понятные: обрести собственное жилье, поступить в вуз и, конечно, обрести семью. А ещё, чтобы мама и сестра наконец приняли её такой, какая она есть.

«Хотелось бы чтобы они меня воспринимали как человека, а не как сына и брата», – говорит она.