Травень 23, 2017

Павел Северинец: В БХД есть и атеисты, и мусульмане, и, возможно, геи

Оскандалившийся своими гомофобными взглядами оппозиционный политик Павел Северинец рассказал, что, возможно, в БХД и есть “такие люди”, но они не показывают это публично. В целом политика партии относительно ЛГБТ сформулирована фразой “публичное манифестирование таких вещей несовместимо с христианской демократией”.

НН

Интервью с сопредседатель оргкомитета по созданию партии БХД Павлом Северинцем опубликовано на сайте Радио “Свобода”.

Мы считаем нормой крепкую семью мужчины и женщины

— Не изменилось ли отношение современной БХД к сексуальным меньшинствам?

— Что касается людей, которые открыто проповедуют гомосексуализм, мы не считаем, что это норма. И мы не считаем, что это нужно делать нормой. Мы считаем нормой крепкую семью, мужчину и женщину, которые могут рожать или усыновлять детей. Все другое — это попытка разрушить семью.

Но человек может в личной жизни вести себя так, как он считает нужным, этого у него не забирает даже Бог. Но публичное манифестирование таких вещей несовместимо с христианской демократией. Возможно, в БХД и есть такие люди, но они не показывают это публично. Здесь нужно отличать.

Я знаю людей, которые в церкви каются за грех гомосексуализма и стараются изменить себя. В моем представлении они гораздо более нормальные, чем те, кто скрывает свои внебрачные или блудные гетеросексуальные связи.

— Почему точкой отсчета христианской демократии в Беларуси считается 1917 год?

— На самом деле сама идея белорусской христианской демократии имеет даже не сто лет, а, может, и всю тысячу. Потому что в Полоцком княжестве была вечевая христианская демократия, в Великом Княжестве Литовском — шляхетская христианская демократия. Таким образом, христианская демократия в Беларуси имеет несколько сот лет успешного правления. И это естественная политическая идея для Беларуси. В 1917 году в Беларуси возникла «Хрысціянска-дэмакратычная злучнасць» — политическое движение, которое объединяло кружки белорусской интеллигенции.

БХД была самой успешной партией в Западной Беларуси

— Потом были другие организации, которые считали себя христианскими демократами…

— В общем, «Хрысціянска-дэмакратычная злучнасць», «Белорусская христианская демократия» и Белорусское народное объединение — это была единственная партия, которая с 1917 до 1926 года носила название «злучнасць» и была костельной партией, а с 1926 года начала превращаться в межконфессионную, потому что к ней присоединилось Православное белорусское демократическое объединение. С этого времени мы начинаем познавать христианскую демократию — партию, соответствующую европейским демократиям и сегодняшней БХД.

Тогдашняя БХД была самой успешной партией в Западной Беларуси. В 30-е годы это была единственная партия, которая не теряла людей, расширяла ряды. Это в некотором смысле модель для сегодняшней христианской демократии. Поэтому, кроме названия и многоконфессиональности, мы стараемся подражать и методам работы исторической христианской демократии.

Сегодня БХД функционирует полуподпольно

— Похожа ли современная БХД на своих предшественников?

— Сходство есть в программах, которые базируются на христианских ценностях и классических принципах христианской демократии — субсидиарность, дистрибутизм, законность, популяризм. Но есть большая разница в условиях, в которых мы действуем и в которых действовали наши предшественники.

Бывшие христианские демократы имели зарегистрированную партию, которая могла участвовать в выборах. Поэтому в БХД 1917-1939 гг. были послы в сейме Речи Посполитой, были сенаторы, были представители в местном самоуправлении. Сегодня БХД не зарегистрирована и не может участвовать в выборах, функционирует полуподпольно.

Бывшая христианская демократия заплатила жизнями за свою идею — из 50 лидеров межвоенной христианской демократии 15 были замучены нацистами или прошли концлагеря, а 32 — были убиты большевиками или прошли ГУЛАГ. Это также наследие БХД.

Тогдашние христианские демократы мечтали о том, чтобы белорус был лучшим хозяином в мире. В партийных журналах писали о новинках агрокультуры, машинах для обработки земли. Это была идея подъема снизу Беларуси.

Сегодняшние христианские демократы — это прежде всего городская партия. На первый план выходит собирание подписей по социальным проблемам.

— Что вы считаете достижениями за последнее время?

— Вместе с церквями мы собрали 50 тысяч подписей за законодательства о свободе совести, десятки тысяч подписей за защиту жизни, и нам удалось сократить социальные показатели абортов. Также ведем антиалкогольную компанию, удалось запретить рекламу магии и оккультизма. Сегодня БХД работает в законодательном плане — в любой момент мы готовы предлагать законопроекты.

Народная партия с христианским сердцем

— Вас часто критикуют за попытки смешивать политику и религию. Что вы можете ответить на это?

— Наша формула — «Народная партия с христианским сердцем». БХД — это обширная партия, которая включает и агностиков, и атеистов, и мусульман, и иудеев. Но основную часть составляют христиане — это наша ключевая целевая группа, воцерковленные христиане и честные профессионалы. Поэтому для нас естественно, что христианские ценности — не только этические, но и политические. Потому что примененное к обществу христианство улучшает коммуникацию между людьми, дает больше спокойствия. Мы классическая христианская демократия. У нас были периоды, когда было больше религиозного или больше светского элемента. Но корень и сердцевина — это христианство. Поэтому молитвы перед мероприятиями, которые мы проводим, — это не только дань традиции, но и христианское действие. Но мы понимаем, что не все христиане и не все христиане воцерковленные.

— А что делают члены БХД, которые по каким-то причинам не хотят молиться перед началом мероприятий?

— Они нормально относятся к этой традиции. Понимают, что это христианская демократия. Я много раз видел и агностиков, и атеистов, которые вместе со всеми вставали и читали молитву. Это, кстати, «Отче наш», которую все знают.

— БХД — не зарегистрированная партия. Будут ли еще попытки получить официальный статус?

— Безусловно, мы будем продолжать подавать документы на регистрацию, потому что каждая подача — это попытка остаться в правовом поле сегодняшнего государства. Если мы подаем документы на регистрацию, мы не подпадаем под статью о деятельности от имени незарегистрированной организации и несколько месяцев можем пользоваться относительной безопасностью. В целом мы подавали 6 раз на регистрацию политической партии и более 20 раз как общественные объединения. Все ответы отрицательные. Режим боится регистрировать БХД. Потому что если будет массовая волна присоединения к зарегистрированной партии БХД со стороны верующих, то эта сила составит явную конкуренцию власти.