Jin Xing trans china

Трансгендерная Опра из Китая. Бывший полковник Цзинь Син стала суперзвездой на тв

Полковник китайской армии, балерун —  Цзинь Син — стал трансгендерной женщиной, звездой самого популярного тв-шоу страны. Балерина, основавшая первую частную балетную компанию в Китае, открыла бар в Пекине и вышла замуж за немецкого бизнесмена. Её жизнь иллюстрирует изменения в консервативном китайском обществе.

The Economist, перевод Gaypress.eu

У ведущей любимого китайского ток-шоу была необыкновенная карьера. Цзинь Син был самым успешным танцором страны, прежде чем стать полковником в армейской развлекательной труппе. Он завоевал известность в Америке, а Нью-Йорк Таймс назвала его «китайским гением». Он тренировал танцоров в Брюсселе и Риме прежде чем вернуться в Китай для операции по изменению пола.

Уже как женщина, она возобновила свою карьеру в качестве балерины, основала первую частную балетную компанию в стране, открыла бар в Пекине и вышла замуж за немецкого бизнесмена.

В консервативном обществе, где даже гомосексуальность не одобряется, не говоря уже об изменении пола, ее жизнь, казалось бы, должна заставить г-жу Цзинь держаться в стороне от неустойчивого мейнстрима китайских медиа. Тем не менее, г-жа Цзинь, которой 49 лет, является самым популярным телевизионным судьей страны в шоу талантов.

Г-жа Цзинь начала с местной версии «Ты думаешь, ты можешь станцевать?» и попала в яблочко с «Цзинь Син шоу» с аудиторией около 100 миллионов. Она появилась вместе со своим мужем в китайской версии «The Amazing Race», в которой пары соревнуются друг с другом по всему миру. Сейчас идет первый сезон ее последнего проекта «Китайские знакомства».

Рассказ г-жи Цзинь отражает воодушевляющие изменения в китайском обществе с самого ее детства. Она вступила в армию в возрасте девяти лет и выдержала тренировочный режим, который, по ее словам, считался бы жестоким обращением с детьми на Западе. Во время ее операции по смене пола нехватка кислорода сказалась на ее левой ноге так сильно, что врачи думали: ей очень повезет, если она сможет ходить. Изнурительные тренировки позволили ей возобновить танцы в течение года.

Эта борьба с невзгодами помогла г-же Цзинь завоевать благосклонность среди пожилых китайцев, более консервативной когорты, которая, что также удивительно, является самой большой частью ее поклонников. Многие из них тоже пострадали от трудностей — во время Культурной революции 1960-х и 1970-х годов и голода, последовавшего за Большим скачком конца 1950-х годов, в котором погибли десятки миллионов человек. Даже те, кто родился после 1980 года — примерно половина населения — хорошо знают, что пережили их отцы и матери, бабушки и дедушки.

Кризис самоопределения

Нестыковки между личностью г-жи Цзинь как китайской патриотки и той личностью, которую она проявляет как путешественница мирового масштаба с мужем-иностранцем — в январе она присоединилась к мировой элите на Всемирном экономическом форуме в Давосе — нашли понимание среди соотечественников.

Китайцы стали самыми многочисленными путешественниками в мире. Более 100 млн. получили визы для отпуска за рубежом в прошлом году, больше, чем граждане любой другой страны.

В своих мемуарах г-жа Цзинь описывает себя как «маленького китайского мальчика, жаждущего Запада». Она пишет о том, как мечтает о Coca-Cola и парижской свободе, или тайно читает порно-журналы и ходит по гей-барам в Гринвич-Виллидж.

В своих мемуарах «Шанхай Танго» она говорит, что в гей-сообществах Нью-Йорка она чувствует себя «путешественником в чужой стране дважды» — как женщина в мужском теле и как китайский человек за границей (хотя она этническая кореянка).

В Бельгии она чувствует себя преследуемой китайскими словами, которые она видит на уличных вывесках; они зовут, кричат, «становятся все громче и громче». Она смотрит на вазу Мин на рынке в Брюсселе и чувствует стыд за китайцев, которые живут за границей и имеют «только презрение» к их наследию.

В Китае есть несколько деятелей культуры, которые лучше известны на Западе, чем дома. Г-жа Цзин могла быть другой. Но она предпочла вернуться домой для своей операции по смене пола с некоторым персональным риском, поскольку такая процедура почти не практиковалась. «Я рождена в Китае, — говорит она. — Именно в Китае я хочу возродиться как женщина».

Си Цзиньпин, президент Китая, выступает верным защитником «традиционной» китайской культуры и предостерегает об опасности проникновения западной. Его предпочтения были продемонстрированы в недавней официальной директиве, в которой содержится призыв к защите культурной безопасности Китая. Но, как и большинство ее соотечественников, г-жа Цзинь с радостью принимает как от Китая, так и от Запада то, что хочет.


На первый взгляд, она воплощает все, что нетрадиционно. Ее отказ быть мужчиной восстает перед лицом конфуцианской культуры. Телевизионный образ, в котором она известна, — туповатая, нарочитая наглость — противоположен стереотипному женскому поведению. Но ее жизнь как женщины не была простым восстанием против традиций.

Приняв троих детей и выйдя замуж (хотя и за иностранца), она создала вокруг себя то, что она называет «настоящей китайской семьей».

Отношения, которые она поддерживает, являются старомодными даже в Китае. В своем новом шоу, игре для свиданий, конкурсанты не могут выбирать пару без разрешения своих семей; действительно, именно семьи опрашивают потенциальных партнеров конкурсантов, что приводит к необузданному сексизму, с женщинами разговаривают о детях, мужчинах и деньгах. Это было слишком  для некоторых зрителей; онлайн-комментаторы заклеймили формат как шовинистический и «ретро».

Но популярность г-жи Цзинь показывает, что многие молодые люди считают, что традициями нельзя пренебрегать.

В своих мемуарах г-жа Цзинь рассказывает о двух исторических деятелях, которых она называет образцами для подражания. Один из них — проститутка Саи Цзиньхуа, которая стала любовницей императорского посла в Германии и использовала знание языка, чтобы спасти императора Цин от немецких войск, отправленных на подавление восстания боксеров в 1900 году. Ревнивые чиновники посадили ее в тюрьму. Г-жа Цзинь с одобрением отмечает, как Саи восстала против того, что судьба предрекала ей быть нищей.

Другая фигура, к нашему удивлению — Цзян Цин (мадам Мао) — одна из самых почитаемых деятелей Культурной революции, которые одобряли красногвардейцев, когда они пытали и убивали своих врагов. Г-жа Джин называет ее «полной очарования и интеллекта» и создателем «главных шедевров» в этот период (Цзян Цин курировала постановку опер о первых днях Коммунистической партии).

Это иллюстрация того, как меняется Китай: его герои не только легендарные блудницы и злодейские императрицы прошлого, но и транссексуальная звезда, ведущая консервативного ток-шоу.

 

 

comments powered by HyperComments