j4t conferense
Красавік 3, 2018

Как ограничить язык вражды и сохранить свободу слова

ИГ «Журналисты за толерантность» (J4T) совместно с международной правозащитной организацией «Article 19», а так же ОО «Белорусской ассоциации журналистов» провели круглый стол по проблемам языка вражды в контексте свободы слова.

J4t, Екатерина Коноплицкая. Фото Татьяны Ткачевой

Мероприятие прошло 29 марта в Минском международном образовательном центре имени Йоханнеса Рау при участии экспертов из ряда правозащитных организаций.

Круглый стол стал продолжением Национальной консультации гражданского общества по противодействию языку вражды и дискриминации в Беларуси.

В приветственном слове координатор правозащитной инициативы «Журналисты за толерантность», Олег Рожков, отметил, что на сегодняшний день вопрос, как ограничить язык вражды при сохранении свободы слова, актуален не только для Беларуси, но и в международном контексте. Универсальных формул для его разрешения пока не существует, поэтому важно объединить силы журналистов, правозащитных организаций и активистов, для поиска сбалансированных решений и эффективных инструментов.

Язык вражды и сложности формулировки.

Руководитель ОО «Белорусской ассоциации журналистов», Андрей Бастунец, выразил опасения, что СМИ остаются незащищенными, если их материалы попадают под определения «мягкого языка вражды», так как само слово «вражда» в составе термина уже несет негативную коннотацию.

– В белорусском законодательстве само определение «вражда» фигурирует в составе определенного преступления, – подчеркнул Андрей Бастунец. Так же он отметил, что этот круглый стол можно было бы назвать «Язык вражды против свободы слова».

По словам международной экспертки по вопросам языка вражды, Иоанны Шимански, правозащитная организация «Article 19», которую она представляет, не видит дилеммы между противодействием языку вражды и свободой слова.

– Мы считаем, что существует очень тесная взаимосвязь между этими понятиями. Нет свободы выражения без равенства и наоборот. У «Article 19» разработана своя система, как можно бороться с языком вражды, не ограничивая свободу слова, кроме самых резких случаев, когда это реально необходимо. Она базируется на Кемденских принципах, согласно которых свобода выражения слова и равенство являются базовыми правами. Они взаимно поддерживают и укрепляют права человека. Главная цель – сосредоточиться на позитивных мерах противодействия языку вражды, которые в силах предпринять гражданское общество и непосредственно сами медиа, — резюмировала экспертка.

Олег Рожков обратил внимание на то, что понятие «язык вражды» используется так же и в плоскости социологии, где не предполагает состава преступления, но помогает отслеживать определенные социальные явления.

– В наших мониторингах, мы фиксируем не только жесткий язык вражды, который должен быть запрещён, в том числе по международному праву, но и мягкий. Например, сниженная лексика либо упоминание этнонимов в криминальной хронике. Есть большая разница между использованием слова «даун» и «человеком с синдромом Дауна», «гомосексуал» и «гомосексуалист», «калека» и «человек с инвалидностью». Это как раз тот язык вражды, который защищается свободой слова, но все же с ним нужно бороться просветительскими методами, так как он формирует негативные образы уязвимых групп, — подытожил руководитель J4T.

С тем, что отсутствие единой формулировки усложняет борьбу с языком вражды, согласилась и Иоанна Шиманска.

— «Article 19» под языком вражды подразумевает выражение ненависти к любому индивиду или группе, обладающими какими-либо защищенными характеристиками. Так же в каждом случае необходимо обращать внимание на контекст высказывания, содержание, намерения автора, статус персоны, которая производит язык вражды, публичность, факт причинения вреда. Исходя из этого, складываются принципы оценки высказывания, — резюмировала она.

Координаторка программы лоббирования и адвокатирования «Genderdoc-m» из Молдовы, Анжелика Фролова, подтвердила работу этих принципов примером из собственной практики:

— Мягкий язык вражды может получить большое значение в зависимости от того, кто его производит. Важен статус персоны и охват аудитории. На один из таких случаев проявления мягкого языка вражды мы («Genderdoc-m») отреагировали, так как слова были сказаны президентом страны. Мы подали в суд на президента, — рассказала приглашённая экспертка.

Опыт правового регулирования в противодействии языку вражды в Молдове.

Координаторка программы лоббирования и адвокатирования «Genderdoc-m», Анжелика Фролова, рассказала, как регулируются конфликты на почве ненависти в Молдове.

Государство признало, что с вербальной артикуляции ненависти могут начинаться серьезные конфликты, и в Молодове уже 8 лет действует закон о свободе выражения мнения. Он содержит так же определение «призыва к ненависти». Это любые высказывания, вызывающие, пропагандирующие, поддерживающие или оправдывающие расовую ненависть, ксенофобию, антисемитизм или иные, основанные на нетерпимости, формы ненависти. Существует еще закон об обеспечении равенства, который запрещает дискриминацию.

Анжелика Фролова поделилась примерами успешных кейсов судебных дел, когда к ответственности привлекались известные публичные персоны и политические деятели Молдовы за использование языка вражды. Представители власти не защищены законом от использования языка вражды.

В Молдове общественная организация может подать иск в интересах человека или группы людей. По белорусскому законодательству это невозможно.

Координаторка «Genderdoc-m» утверждает, что денежное взыскание наиболее эффективно в делах по борьбе с языком вражды. После публичных извинений и выплаты штрафа публичные лица, транслировавшие язык вражды через свои выступления, больше не позволяют себе таких высказываний по отношению к уязвимым группам.

Молдовские медиа относятся к проявлениям языка вражды очень серьезно, так как несут ответственность за комментарии читателей. Для тех, кто не может позволить себе модератора, «Genderdoc-m» проводит обучение.

Мониторинги СМИ привели к позитивным изменениям, так как журналисты перестали манипулировать аудиторией через заголовки.

В отличие от Беларуси, в Молдове отсутствует репрессивное законодательство. Часто из-за политизированности судов общественные организации прибегают к альтернативному механизму обжалования, Европейскому суду по правам человека.

Саморегулирование или как гражданское общество может противодействовать языку вражды?

Иоанна Шиманска выразила надежду, что при условии плюрализма, равенства и достойной политики саморегулирования медиа так же могут оказать значительное противодействие языку вражды. Она подчеркнула важность функционирования комиссии по этике БАЖ и тех кейсов проявления речей ненависти, которые были ею рассмотрены.

Координаторка «Article 19» в Европе и Центральной Азии, Кэйти Морриз, развитие саморегулирования СМИ ставит на первое место среди способов борьбы с языком вражды. А среди главных принципов выделяет соблюдение профессиональной этики и закона о правах человека.

— Саморегулирование СМИ ограничит возможности властей использовать механизмы цензуры и защитит журналистское сообщество от попыток ущемления свободы слова. «Article 19» поддерживает практику проведения Школ толерантности для медиаработников, так как эти мероприятия несут важную образовательную и информационную ценность в политике саморегулирования медиа, — сказала Кэйти Морриз.

Активист «Журналисты за толерантность», Андрей Кликунов, так же обратил внимание на то, что Школы толерантности для белорусских журналистов и редакторов, которые инициатива проводит последние 5 лет, достаточно эффективны. Авторы материалов стали глубже понимать важность использования корректной лексики и терминологии по отношению к уязвимым группам, постепенно снижается градус ксенофобной риторики в медиа.

Кэйти Морриз так же отметила, что важным моментом в противодействии языку вражды является наличие общей терминологической базы для журналистов, правозащитников и уязвимых меньшинств.

Представители «Article 19» планируют продолжать сотрудничество с Беларусью по вопросам продвижения новых инициатив по саморегулированию СМИ и против репрессивного законодательства, которое ограничивает свободу слова.

comments powered by HyperComments