КВИРФЕСТ

КВИРФЕСТ, или калейдоскоп вариативности в Санкт-Петербурге

В этом году культурная столица России в одиннадцатый раз проводит фестиваль квир-культуры — Квирфест. Тема этого года – вариативность. Организаторы создали площадку для того, чтобы поговорить как видеть больше того, что общество и воспитание приучило нас видеть и какие есть способы делать жизнь иначе.

Как и кем готовиться фестиваль и какого это проводить ЛГБТ-мероприятия в условиях агрессивного законодательства, команда Gaypress расспросила у менеджерки по коммуникации Квирфеста Саши Бабенко.

Квирфест
Саша Бабенко

Квирфест – это фестиваль квир-культуры, на котором говорят о правах человека, толерантности, о гендере и сексуальности. В этом году он проходит в одиннадцатый раз и проводится ЛГБТ-группой «Выход». Я могу сказать, что фестиваль — это пол моей жизни. – Саша не шутит, нашей собеседнице 22 года, и большинство своей осознанной жизни она посветила активизму.

— Мы проводим фестиваль, как для людей из ЛГБТК-сообщества, так и для общества в целом. Важно показывать, кто такие ЛГБТ-люди и то, что они не какие-то фрики. Сетка мероприятий разнообразна. Есть более узкие ивенты, например –  у нас была нарративная встреча «Асексуальные люди». И на таком мероприятии большинство из комьюнити, то есть те, кто хотя бы в курсе, кто такие асексуалы. В то же время у нас читала лекцию по феминизму Залина Мершенкулова. И на нее в свою очередь был аншлаг, в том числе за счет той публики, которая ходит на все ее лекции.

Программа фестиваля состоит из двух важных частей – это программа которую формирует команда организаторов и Open space, где активисты и активистки могут провести свое мероприятие. Сетка основной программы определяется командой «Выхода» еще зимой. Сначала мы определяемся с темой фестиваля и основными посланиями и уже исходя из этого думаем кого из спикеров можно позвать. Договариваемся с одними спикерами, кто-то слетает — ищем замену, в общем рабочий процесс.

На Open space каждый год мы объявляем конкурс, и каждый год получаем огромное количество заявок: от классических лекций, до совершенно одиозных предложений. Например, один из мастер-классов который предлагали нам провести был посвящён изготовлению кукол Вуду. Заявители предлагали написать на бумажках оскорбления и все проявления гомофобии, с которыми сталкивались потенциальные участники воркшопа, зашить в эту куклу и дальше сделать с ней что-то ритуальное. Но мы решили, что мы и публика к этому не готовы – сквозь смех делится Саша.

Проведение ЛГБТ-мероприятий в России с учетом законодательства «о запрете пропаганды гомосексуализма» и общей гомофобной среды – энергозатратно, а порой рискованно. Поэтом мы просим рассказать нашу собеседницу побольше о том, как получается обходить запреты, организовывать безопасное пространство и гарантировать проведение мероприятий. По словам Саши, в этом году препятствий практически не было:

— Найти площадку нелегко. В прошлом году у нас срывалось много мероприятий из-за того, что нас якобы минировали. И срывались не только мероприятия, проходившие в рамках фестиваля, но и другие мероприятия на площадке, которая предоставляла нам помещение из-за чего арендодатели несли убытки.  В предыдущие годы бывали случаи, когда пространства отказывались за день до мероприятия из-за чего волонтеры всю ночь монтировали выставку в другом пространстве. В этом году мы просто арендовали площадку на все время фестиваля, здесь больше нет никаких мероприятий, зато мы уверены в том, что нас не выгонят. Конечно мы боялись, что в этом году также могут быть проблемы с звонками о минировании. Но, к счастью, все прошло успешно.

В то же время мы ограничены возрастным цензом. Все мероприятия у нас проходят в формате 18+. И это полностью исключает возможность работать с ЛГБТ-подростками, которым очень нужна поддержка. К большому сожалению они не могут прийти в пространство, где их принимают, где они могут узнать больше о самих себе и о сообществе. Также мы не можем провести мероприятия для семей с детьми, и это тоже очень тяжело. Многие ЛГБТ-люди, у которых есть дети, не могут прийти сюда вечером, и это, конечно, для нас проблема.