ЛГБТ

Я работаю с ЛГБТ, пережившими домашнее насилие. Каждый день уникален

Представляем рассказ о неделе работы благотворительной организации, которая поддерживает ЛГБТ-людей, подвергающихся насилию. Их становится все больше…

Понедельник

Я работаю в команде по борьбе с бытовым насилием для ЛГБТ-сообщества. На этой работе нужно быть готовым ко всему: одному клиенту будет нужна разговорная терапия, у другого проблемы с токсикоманией. Ни один день не похож на предыдущий.

Приходит первый человек и я провожу анкетирование с вопросами о прошлом сексуальном насилии, психологических травмах и судимости. Это нужно, чтобы определить стратегию помощи. Вопросы касаются текущего риска для лица со стороны предполагаемого преступника и охватывают все формы насилия, такие как физическое, эмоциональное, финансовое и контролирующее и принудительное поведение.

Постоянно меняется то, как ЛГБТ-люди находят нас. Некоторых направляют врачи общей практики, другие — благотворительными организациями по защите психического здоровья. Самые серьезные случаи попадают к нам как последний запрос о помощи.

Вторник

Сегодня я встречаю Д….а. Первоначально он пришел за помощью после пережитого насилия в семье. Он закрылся в себе и почти никому не доверял. В наших сессиях мы обсуждаем значение любви и отношений в жизни человека. Я пытаюсь узнать, что эти понятия значат для Д…..а.

Идея стать ближе к кому-либо, эмоционально или сексуально, ужасает его. Будучи таким уязвимым в прошлом, Д…… построил много барьеров. Вместе мы пытаемся сломать их.

На одной из наших сессий выясняется, что Д….. был свидетелем домашнего насилия во время своего взросления. Многие исследования предполагают, что переживание этой травмы будет иметь длительное влияние на будущие отношения ребенка.

Помощь ЛГБТ людям, пережившим насилие — только одна часть благотворительной работы. Профилактика домашнего насилия является еще более важной. Д….. и я работаем вместе над серией упражнений, таких как семинары по согласию и действия по управлению гневом. Это гарантирует, что люди не будут подвергаться риску совершения бытового насилия из-за своего прошлого.

Среда

Л…. — трансгендерная женщина. Она пыталась уйти из оскорбительных отношений. Но ее не пустили в убежище для женщин, увидев угрозу для других проживающих.

Л…. смогла найти только одно убежище, согласившееся принять ее. Многие убежища не принимают транс женщин или мужчин, ставших жертвами домашнего насилия.

Для многих трансгендерных людей, таких как Л…., пребывание в семье не вариант — люди могут отчуждаться в результате своей сексуальной или гендерной идентичности. Жизнь в хостеле тоже не всегда выход из-за гомофобии и трансфобии других постояльцев. В поисках выхода людям приходится бросать все вещи и бежать.

Этим же днем я вижу парня, который был намеренно заражен ВИЧ своим партнером. Его обидчик заставил его заняться незащищенным сексом и не позволил посетить клинику сексуального здоровья. Сейчас у парня серьезно подорванное здоровье.

Четверг

В середине приема мой ЛГБТ-клиент, жертва насилия в семье, говорит о желании убить себя как можно скорее. Пока я звоню в скорую помощь, отмечаю про себя: к нам приходит все больше людей, которым нужна помощь в кризисных ситуациях. И запросы становятся все сложнее.

Пятница

Я встречаю Б….. Ему предстоит давать показания в суде против своего бывшего партнера. Это очень сложный с эмоциональной точки зрения процесс. Чтобы сделать это немного проще, мы предоставляем представителям ЛГБТ-сообщества консультационные услуги и специальную поддержку. Для Б…. они включают предварительное посещение суда, чтобы в день заседания было не так пугающе.

Несмотря на наши усилия, многие жертвы избегают посещения суда. Недавно ЛГБТ-человек, которому я помогал, снял обвинения из-за угроз и преследований со стороны семьи их партнера перед слушанием.

Я учусь не позволять работе влиять на меня. Когда люди приходят к нам с тяжелыми запросами я не волнуюсь. Потому что знаю: мы можем им помочь. Мне не дает спать по ночам знание того, что так много людей оказались в ловушке оскорбительных отношений и не способны обратиться за помощью.

 

Читайте также: Домашнее насилие в однополых семьях: 25% терпят жестокость и абьюз от партнеров. Фишки гей-насилия