«Я гей, а моя жена лесбиянка. Мы в браке три года, и у нас есть ребенок». Минчанин – о том, на что приходится идти, чтобы «быть как все»

Станислав (имя изменено по просьбе героя) в браке три года. У них с женой есть ребенок, и никогда не бывает ссор. Как это получается? Мужчина считает, что благодаря исключительно приятельским отношениям, ведь он – гей, а его жена – лесбиянка.

Вместе с Центром «Живая Библиотека» рассказываем историю Станислава – о том, почему представителям ЛГБТ-сообщества приходится идти на хитрость, чтобы стать родителями.

Фото носит иллюстративный характер.

«Нас к этому подтолкнула совокупность факторов: неимоверное давление со стороны родителей и общественные нормы»

– Мы с женой были знакомы года два до того, как поженились: встретились в общей компании. В тесном кругу представители ЛГБТ-сообщества часто не говорят напрямую «я гей». Об этом можно узнать, скажем, спросив: «Он по теме?». И узнать в ответ: «Да, по теме». Тогда становится понятно, что этот парень – гей или та девушка – лесбиянка.

До того, как пожениться, мы с женой общались как приятели, многое друг про друга знали. Между собой мы обсуждали вариант брака и пришли к следующему: будем пробовать зачатие, а когда поймем, что наши попытки увенчались успехом, распишемся. Получалась такая свадьба по запланированному залету.

Надо сказать, что еще до брака я рассматривал несколько кандидатур: у меня были две или три знакомых девушек-лесбиянок, с которыми я мог бы построить семью. Но выбрал нынешнюю жену: мы подходим друг другу характерами. Большую свадьбу решили не делать – просто расписались.

– Почему для вас было важным жениться на девушке?

– С возрастом ты начинаешь задумывать, хочешь ли иметь детей, продолжать свой род. Я понял для себя: да, я этого хочу.

Конечно, рождение ребенка – это только одна из причин, почему мы поженились. В целом нас к этому подтолкнула совокупность факторов: неимоверное давление со стороны родителей («Ну когда ты уже женишься?»), общественные нормы: «так же должно быть».

В нашей стране, когда твой возраст приближается к 30-ти, есть не так уж много вариантов, как жить дальше, если ты гей или лесбиянка. Общество принимает два варианта: либо ты женат/замужем, либо в разводе.

Конечно, можно сделать каминг-аут на свой страх и риск перед родителями, чтобы они перестали навязывать традиционные ценности. Но других проблем в эмоциональном плане это не исключает.

Плюс на работе возникает много вопросов: когда человеку 30+, а он не женат/не замужем, со стороны коллег появляется как минимум недопонимание: что с ним/с ней не так?

А пытаясь что-то ответить, ловишь на себе многозначительные взгляды. Это сильно напрягает, особенно, когда это происходит регулярно. Поэтому у нас с женой был только такой вариант: создать семью по договоренности.

Вообще хочу сказать, что часто от людей, толерантных в отношении представителей ЛГБТ-сообщества, можно услышать фразу: «Это его выбор, я его принимаю». Но нужно понимать, что это не выбор: я не стоял на развилке и не думал, пойти мне направо или налево.

В один момент это случилось – и все: когда в школе у подростков возникают сексуальные фантазии, ко мне в этих фантазиях пришли не мои одноклассницы, а мои одноклассники – и с тех пор другие варианты для меня были закрыты. Да, у меня был секс с девушками, но при этом я понимал, что это совсем не мое. Но с женой, кстати, у нас было естественное зачатие.

И это – тоже иллюстративное фото.

«В Беларуси для парней, которые живут вместе как пара, вариант усыновления остается закрытым»

– А разве нельзя было решить вопрос по-другому: например, усыновить/удочерить ребенка?

– В нашей стране геям и лесбиянкам, которые хотят детей, не так просто это сделать. Да, девушкам, конечно, в таком вопросе легче, но для парней, которые живут вместе как пара, такой вариант остается закрытым.

Например, у одного из моих хороших приятелей, взрослого мужчины, который хорошо зарабатывает на жизнь и состоит в отношениях, был опыт прохождения процедуры удочерения. Он прошел через всех необходимых для этого врачей, в том числе и психолога: все специалисты ему отвечали, что никаких патологий и никаких препятствий нет.

Но при этом они не могли дать ему разрешение, потому что существует негласный запрет на усыновление детей одинокими мужчинами. И, насколько я знаю, в Беларуси за последние десять лет только один одинокий мужчина смог взять ребенка из детского дома.

Система суррогатного материнства в нашей стране тоже непонятная и дорогая. Поэтому для геев и лесбиянок и остается вариант договориться.

Например, возможна такая схема (об этом, кстати, идет речь в сериале «Близкие друзья»): есть пара лесбиянок и есть гей – и парень помогает зачать ребенка девушкам. После чего ребенок остается в паре лесбиянок, а мужчина становится таким «приходящим» отцом. У нас в стране это тоже довольно частая история.

Ну и еще есть вариант брака, как у нас с женой. Скажу, что среди знакомых многие поступили таким же образом: например, у наших друзей дочке уже семь лет. Она ходит в школу, в семье все хорошо – никто ни про что и не догадывается.

– В воспитании ребенка вы одинаково принимаете участие?

– Да. Но сейчас у него такой период, что ему нужна больше мама. Я пытаюсь с ним играть, что-то рассказывать, читать, но долго он не выдерживает. Да, мы ходим на улицу, играем в снежки, стараемся как-то развлекаться, но пока нет такой эмоциональной связи, которая есть у него с мамой. Знаю по опыту других отцов, что у многих с ребенком связь приходит после трех лет, когда дети становятся более сознательны.

– Когда он подрастет, расскажете ему о своих отношениях с женой?

– Пока сложно ответить на этот вопрос. Наверно, все зависит от возраста и необходимости ему знать эту информацию. Понятное дело, что мы будем прививать уважение ко всем людям, говорить о равенстве прав всех людей – и для него, я надеюсь, не будет никаким шоком, что бывают геи и лесбиянки. Поэтому, если будет такая необходимость, и если это придется к случаю, то я не вижу проблем, чтобы рассказать об этом.

И это тоже иллюстрация.

«Когда мы пытались зачать ребенка, на фоне параллельно шли фильмы для взрослых в гей-варианте»

– Вы рассказывали о ваших с женой отношениях родителям, друзьям? Как они к этому относятся?

– Наши родители и родственники не в курсе ситуации: для них мы обычная семейная пара. Как мне кажется, сомнений на наш счет у них не возникало. Друзья тоже далеко не все знают об этом: если мы говорим о гетеро-друзьях, то с моей стороны только человека три в курсе истории нашей семьи.

В целом хочу отметить, что от гетеропар мы отличаемся тем, что все друг другу рассказываем: у нас нет скандалов, нет тайн, нет такого понятия, как измена – потому что оно к нам неприменимо. Мы живем в хороших отношениях: женаты уже три года, а ребенку 2 года и 7 месяцев.

– Как устроен ваш быт? Вы с женой проводите вместе время?

– Не скажу, что у нас есть какое-то четкое распределение обязанностей в семье: мусор я выношу, например, для уборки приглашаем клиниговую компанию, а посуду моет тот, кто решил помыть посуду. В этом плане нет чего-то особенного.

Бюджет делим пополам: есть расходы на общие нужды (на коммуналку, интернет, няню), есть расходы на ребенка – и все это делится на двоих. Мы ведем гугл-таблицу, куда вносим все данные – и, если жена потратила больше (обычно она заказывает продукты), я ей свою часть возвращаю. И такого принципа придерживаемся во всем.

Время тоже часто проводим вместе: например, устраиваем совместный шопинг, раньше в кино ходили, но сейчас как-то не получается. А в прошлом году втроем с ребенком ездили в отпуск в Турцию.

– А есть какие-то договоренности на случай, если у кого-то из вас появятся другие отношения?

– Когда в семье рождается ребенок, не остается времени вообще ни на что: ты полностью посвящаешь всего себя ему. Поэтому ни у меня, ни у жены долгое время не было других отношений – секса в том числе. По сути мы были привязаны к ребенку, к дому и работе.

Но, по правде сказать, мы вопрос возможных отношений прямо не проговаривали. Думаю, здесь все будет исходить из общей концепции нашего брака: мы партнеры, и каждый из нас помогает другому.

– После зачатия ребенка у вас с женой еще был секс?

– Нет, после этого у нас секса не было. Но когда решили зачать ребенка, из-за разных ситуаций у нас было порядка пяти попыток. И скажу, что в физическом смысле все срабатывало – но при этом параллельно шли фильмы для взрослых в гей-варианте.

– Как думаете, в какой ситуации вы с женой можете разойтись?

– Ну, например, у кого-то из нас появится парень/девушка в другом городе, и мы решим переехать. Или моя жена согласится на релокейт – она айтишница, и такие предложения уже поступали, хотя до этого она пока отказывалась. В общем, может быть всякое.

Источник: CityDog