Что толкает молодых белорусских геев на эмиграцию? — испанская история Сергея Прадеда

Белорусский ЛГБТ-активист Сергей Прадед два года тому эмигрировал в Испанию, где сейчас живет со своим парнем. В скором времени гей-пара планирует заключить брак и завести детей. Сергей признался, почему вспоминает фильм «Девчата», когда читает новости из Беларуси, рассказал о толерантности испанцев к геям и поведал о своих претензиях к ЛГБТ-активистам.

GayPress, Алексей Богданов

 — Что для тебя стало основной причиной, толчком для переезда?

— Конкретного толчка для переезда не было. Случился лишь один большой затяжной пинок. Как минимум милиционеры мне часто говорили уезжать. Сейчас не хочу впадать в трагизм и задумываться над всеми причинами и поводами. В итоге последний год-два в Беларуси задумывался о том, чтобы уехать из страны. Многие говорили, что на выборах 2010 года сменится власть, поэтому нужно будет помогать строить демократическое толерантное государство. Но не получилось. Но об эмиграции не жалею. Хотя страну бы, наверное, выбрал другую сейчас (улыбается).

— В Беларуси Вы пытались изменить ситуацию с правами ЛГБТ-сообщества. К примеру, в 2011 году Вы собирались отправить белорусской политической верхушке по почте учебник по сексологии. Реализовали тогда свою задумку?

— Отправить учебник по сексологии намеревались лично Александру Лукашенко. Но это собирался сделать не я лично, а мой коллега Роман Навоев. За день поисков в книжных магазинах Минска мы не нашли книгу по сексологии, в которой была бы раскрыта тема гомосексуальности, приведена полная терминология. В итоги приняли решение отсканировать определенные страницы из книги в библиотеке, после чего написать письмо. Насколько помню, все ограничилось публикацией письма в интернете.

1— В 2010 году Вы вместе с Сергеем Андросенко подавали заявку в Мингорисполком на проведение Славянского гей-прайда. Однако минские власти не пошли навстречу. Почему, на Ваш взгляд, в Беларуси так опасаются проведения гей-прайдов?

— Сложно однозначно ответить. Что касается реализации права на мирное собрание, то в Беларуси в принципе с этим большие проблемы. Так почему бы властям не запретить и гей-прайд? Горофобное общество оценит запрет, при этом в глазах запада уже ничего не изменится. Хуже ситуация казаться не будет, потому что хуже быть уже не может. Но тут может быть множества причин запрета. Но давайте не будем гадать.

— Общаетесь ли Вы сейчас с представителями ЛГБТ-сообщества? Какие вопросы и проблемы актуальны в контексте соблюдения или нарушения прав ЛГБТ-сообщества в Беларуси?

— Да, поддерживаю связь с некоторыми коллегами и друзьями из «ЛГБТ-сообщества» из Беларуси и России. Тяжело однозначно ответить насчет проблем, которые их волнуют. Если судить по новостям, то ситуация значительно ухудшилась. Те проблемы, которые были раньше, остаются актуальными и сегодня. При этом усилилось давление на ЛГБТ-активистов, в стране закрыли единственный гей-клуб, где ЛГБТ-активисты могли проводить свои мероприятия и собрания. В стране остался лишь гомофобный гей-клуб для гомофобных геев (— «Сasta diva» прим.ред.). Вход девушкам дороже в четыре раза. Получается, что лесбиянки остались без единого клуба, где они могли бы отдохнуть, расслабиться, встречаться, познакомиться и просто быть собой.

kinopoisk.ru— Нет ли желания вернуться в Беларусь и продолжить правозащитную деятельность?

— Иногда возникает такое желание. Бывает, прочитаешь очередной белорусский трэш, после чего в голову лезет эпизод из фильма «Девчата»: «Так хочется быть красивой, я б тогда за всех обманутых девчат отомстила! Вот иду я красивая по улице, а все встречные ребята так и столбенеют, а которые послабей — так и падают, падают, падают и сами собой в штабеля укладываются! Вот!» Цитата хорошо описывает ощущения тех моментов после прочтения невеселых новостей из Беларуси.

Но меня быстро отпускает. Я знаю свои силы. Знаю, что труслив и не готов сложить голову за идею. Осталось много замечательных воспоминаний, наши транс-колядки и дни молчания, гей-парады и творческие вечера, смешные суды и глупые омоновцы, семинары и школы. Столько всего, что не меньше вызывает желание вернуться и продолжить «борьбу». Но это одна сторона медали, есть и другая. Это и вонючие стены тюрьмы на Окрестина, нервы, страх и унижения, чувства беспомощности и безнадежности.

4— Насколько толерантны испанцы по отношению к ЛГБТ-представителям?

— По некоторым социологическим данным, испанцы — одна из самых толерантных по отношению к ЛГБТ-наций. Я лично не сталкивался здесь с гомофобными случаями. С моим парнем Алексом мы спокойно беремся за руки, и если встречаемся в городе, то скромный поцелуй в качестве приветствия никого не смущает. Но среди моих ЛГБТ-знакомых испанцев есть и другие примеры. Так, есть несколько испанских ЛГБТ-друзей, которые боятся рассказать о своей гомосексуальности родителям.

Но ситуация в общем весьма неплохая. На законодательном уровне существуют все права для нормальной жизни, создания семьи и воспитания детей. И сразу вспомнил историю буквально недельной давности. Отправился со своим парнем записываться в спорт зал, в котором действует выгодный семейный тариф. Администратор на ресепшен сообщил, что мы можем сказать, что являемся парой, и это позволит воспользоваться семейным тарифом. Предложение двум брутальным, слегка небритым мужикам назваться парой, никого не смущает.

 — О свадьбе не думаете со своим другом?

— Мы на днях говорили на эту тему, думали отказаться от идеи делать свадьбу в традиционном формате с лимузином, костюмами и гостями. Мы думаем просто пойти и расписаться, но пока окончательно не решили. Уверен, что в течение года уже должны поменять серебреные кольца помолвки на золотые обручальные.

 — А что насчет усыновления? Насколько сложно усыновить ребенка однополой паре в Испании?

— Хотим своих детей через суррогатное материнство, здесь возникнет только финансовый вопрос. Тут в Испании с усыновлением не все гладко, процесс очень бюрократический и длительный, занимает порядка семи лет.

3— В Испании непростая экономическая ситуация, высокий уровень безработицы. Насколько сложно найти работу молодым людям? При приеме на работу не возникает проблем из-за нетрадиционной ориентации?

— Достаточно сложно найти работу, если нет опыта. А откуда его брать молодым людям, которые только закончили учебу? Поэтому и приходится прикладывать немалые усилия молодежи в поисках работы. Зачастую и просто смиряться с ее отсутствием, выбивать всякого рода пособия, эмигрировать в другие страны. Но в ИТ-сфере работу можно найти быстро, несмотря на опыт и возраст. То же самое касается и тех, кто владеет испанским, или русским языками.

 — Что Вы пожелали бы белорусскому ЛГБТ-сообществу, наблюдая за происходящим в Беларуси со стороны?

— Пожелаю, чтобы сообщество появилось. В ЛГБТ-сообщество в Испании входят не только активисты ЛГБТ-движения, но и тысячи геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров страны, которые готовы выступить за свои права, свои свободы, за право быть собой. В Беларуси ЛГБТ-активисты ненавидели друг друга. Если бы белорусские геи не были закрытыми и не притворялись гетеросеками, то многие из них, уверен, пришли бы разгонять гей-парад. Хотя не исключаю, что они и так были среди разгонщиков.

comments powered by HyperComments