parents deti child children mama papa
Снежань 1, 2017

Психолог родителям детей-ЛГБТ: «Мамочки, у вас есть в жизни не только дети. Жизнь продолжается!»

Простые ответы на непростые вопросы взрослых, чьи дети гомосексуальны.

Gazetaby.com

В Минске уже третий год существует группа поддержки родителей детей ЛГБТК (лесбиянки, гомосексуалы, бисексуалы, трансгендеры, квир). Она создана для того, чтобы взрослые могли получить квалифицированную помощь – как найти общий язык с детьми после или до каминг-аута, как понять ребенка и, в целом, жить самому с этим знанием дальше.

Советы родителям, чей ребенок только что признался, что он трансгендер→

Группа, в которую сегодня входит 10 человек, состоит исключительно из женщин, которые собираются раз в две недели. «Салiдарнасць» попыталась выяснить, какая атмосфера на встречах и насколько вообще они эффективны.

«Каминг-аут совершается только тогда, когда ты решил это сам»

– Это группа людей, объединенная одной общей проблемой или ситуацией, – делится психолог Инна Саленикович. – Собираются мамочки, которые либо знают об ориентации своего ребенка, либо догадываются, поскольку ребенок еще не совершил каминг-аут. Многие приходят, горюют, ведь, действительно, не всем дети открываются. Нельзя подойти к ребенку и сказать: я знаю, ты гомосексуал или ты лесбиянка, – потому что дети, как правило, находятся в большом стыде, вине, прекрасно понимают, что маме будет больно, и поэтому молчат.

«Мы поймем. Мы посочувствуем. Мы поделимся опытом»

На встречах участники «обсуждают их боль, их проблемы, причем, не только по поводу детей». Это традиционная психологическая группа поддержки.

Родители ЛГБТ-детей — о жизни до и после каминг-аута→

– Еще мы делаем психологические упражнения, направленные на укрепление самооценки и переживание травматического опыта. Обсуждаем наиболее волнующие вопросы на данный момент. К примеру, есть мамочки, у которых дети уехали за границу. С одной стороны, это самый лучший вариант, с другой – есть масса беспокойств – как они устроились, – делится ведущая группы.

Стадии, с которыми сталкиваются мамы

Шок. Эта стадия может длиться от нескольких дней до нескольких месяцев.

Вина. Они чувствуют себя виноватыми, задаются вопросами: «Что я сделала не так?», «Как это произошло именно у меня?», «Какие ошибки я совершила при воспитании?»

Отрицание. Ничего не слышу, ничего не вижу, не хочу ни о чем знать.

Горевание. Начинают оплакивать.

– Недавно мы обсуждали данную стадию. Оказалось, что это, прежде всего, разрушение иллюзий, мечты, – поясняет психолог. – То есть, у тебя есть ребенок, ты возлагаешь на него определенные надежды, а тут – бац! – и выясняется, что у него не будет пышной свадьбы, традиционной в общем понимании семьи, у тебя – внуков. Хотя все это, конечно, не факт. Но кажется, что у твоего ребенка нет будущего. Плюс появляются бытовые вопросы, типа, как сказать родственникам или друзьям, что отвечать соседям?

В Минске идет набор в группу взаимопомощи для родителей ЛГБТ→

Принятие решения. И здесь есть три варианта.

Первый: ребенка принимают – продолжают любить, общаться, при этом делая вид, что ничего не происходит. То есть, вопросы сексуальной ориентации, эмоциональных переживаний не поднимаются вообще.

Второй: принимают, любят, обсуждают – полностью включены в жизнь ребенка. Это идеальный вариант, но случается, к сожалению, крайне редко.

Третий: агрессивный, безразлично настроенный, обвиняющий.

– Когда мы разговариваем с детьми, те говорят, что, конечно, мечтают о сценарии с полным принятием, – делится опытом ведущая группы Инна Саленикович. – Но такое бывает редко. Поэтому чаще обе стороны приходят к полумере, которая тоже по-своему хороша: уж лучше давайте будем делать вид, что ничего не происходит, чем находиться в постоянном конфликте.

Вопросы, которые звучат в самом начале

Как это исправить? Что надо сделать? К каким психологам или психиатрам бежать?

– Объясняем, что гомосексуальность – не болезнь, ее невозможно «вылечить», никакие специалисты ничего не исправят. Единственное, зачем можно обратиться к психологу, так это за поддержкой, – продолжает собеседница «Салiдарнасцi». – То есть, в группе мамы закрывают информационную брешь, получая пошаговую инструкцию, что делать со всем этим. И как только женщины приходят в эту среду – для них это уже панацея.

Каминг-аут родителей: что переживают родители геев на групповых встречах в Питере

Ведущая группы делится, что недавно у них появилась новенькая:

– Она сидела и постоянно плакала. Все время. Конечно, присутствовали другие участницы, которые живут с этим давно, которые могут обсуждать эту тему и даже где-то посмеяться, вспоминая свое прежнее состояние. Так вот, когда эта мамочка уходила, сказала: «Вы знаете, я очень надеюсь, что через некоторое время со мной будет то же самое». Для нее первый визит оказался толчком: женщина увидела, что с этим можно справиться.

По словам специалиста, в самом начале большинство мам говорят, что их жизнь закончилась:

– Во многом это происходит из-за особенностей нашего социально-культурного развития. Если бы общество было более толерантным… Гомофобия в Беларуси присутствует в колоссальных масштабах. Конечно, молодое поколение более терпимое, чем «сорок плюс». Но все равно, даже в молодежной среде очень много враждебности.

А где же папы?

Как выяснилось, за все годы существования группы, их среди участников не было. И собеседница поясняет почему.

– Отцы чаще всего не знают ни о сексуальной ориентации детей, ни что их жены посещают подобные группы. Некоторые мамочки рассказывают, что, уходя на наши встречи, говорят мужьям, что идут по магазинам или по делам, – рассказывает Инна Саленикович. – Либо, если мамы делятся, типичная реакция в ответ: зачем ты мне об этом сказала. Отцам это намного сложнее принять. Здесь играет роль наша патриархальная культура («мужик сильный»). Плюс в этот момент мужчина чувствует себя «бракоделом».

Но есть еще один вариант, дополняет психолог: «Отцы делают вид, что ничего не слышали, закрываются «в домике» (из серии, занимайтесь сами, чем считаете нужным) и продолжают жить дальше, как ни в чем не бывало».

Почему родителям следовало бы посещать эту группу

Конечно, это требует много смелости и мужества, поскольку, как мы уже поняли, самая большая сложность в том, что многие родители (не только отцы) не хотят, чтобы кто-то вообще знал о принадлежности их детей к ЛГБТК. Но, как отмечает психолог, группа очень открытая и чуткая.

Во-первых, родитель получит психологическую помощь, в том числе квалифицированных специалистов.

Во-вторых, для многих это становится единственным местом, где можно обсуждать волнующие темы. Группа дает возможность принятия ребенка.

В третьих, информационная поддержка, закрывающая все пробелы по теме.

И, наконец, это чувство плеча, сочувствие, понимание, живой человеческий опыт.

– В процессе внутренней работы ты начинаешь принимать своего ребенка, понимаешь, что он не стал другим. Это тот же человек, который был с тобой вчера: у него тот же характер, он по-прежнему вас любит, – уточняет эксперт. – И это понимание уже облегчает жизнь всем. Ведь дети тоже проходят через ад. И когда понимают, что они не такие, как большинство. И без поддержки общества. И сталкиваясь с враждебностью сверстников. И боясь стать изгоями в семье. Важно понимать: когда ребенок осознает, кто он, то становится счастливее. Так что, мамы, если ваш ребенок счастлив, то пусть так и будет.

Плюс главная цель, чего я добиваюсь, и что повторяю на каждой встрече: «Мамочки, у вас в жизни есть не только дети – есть и вы сами. Не замыкайтесь, не делайте вселенской трагедии. Жизнь продолжается!»

***

По всем дополнительным вопросам о группе поддержки родителей детей ЛГБТК:[email protected]

#stophateby

comments powered by HyperComments