“У педиков не может быть детей”. Гей-икона и его фильмы

Он —  гей-икона нынешнего поколения, канадский режиссёр Ксавье Долан. 

Его упрекают в эксплуатации темы гомоэротики.
Ему завидуют из-за молодости.
Им восхищаются.


Сам же канадец в различных интервью удивляется: “Ведь вы же не называете братьев Коэн «еврейскими режиссерами». Почему же тогда вы называете меня «режиссером-геем»? В слове «гей» не должно быть осуждающего смысла, как и в слове «еврей».

В наших пенатах Долан не слишком известен, тогда как в западном мире имя режиссёра гремит повсюду, он гей-икона. Ещё бы: начал свой творческий путь с самого детства. Не боится открыто высказывать себя, яростно презирает окружающую безвкусицу и бесталанность, не прячется за ярлыками.

В новом фильме Долана “Смерть и жизнь Джона Ф. Донована” снялись актеры мирового класса: Натали Портман, звезда “Игры престолов” Кит Харрингтон, исполнительница одной из главных ролей в “Мире Дикого Запада” Тэнди Ньютон, Кэти Бейтс, Сьюзен Сарандон…

Пока непонятно, выйдет ли фильм в прокате в Беларуси и России  слишком острые поднимаются темы. Но надеяться стоит. А пока мы в ожидании, можно посмотреть другие фильмы Долана.

Все киноленты несут частичку биографии автора, пускай даже это экранизации чужих произведений. Но особенно ярко выделяется фильм “Я убил свою маму”.

Когда Долану было лет шестнадцать, он написал свой первый полноценный сценарий. Долго не решался никому показать: слишком автобиографичный, слишком много личного. Но потом дерзнул, вложив в съемки собственные средства  и не прогадал.

Фильм “Я убил свою маму” рассказывает про шестнадцатилетнего подростка Убера. Он живет с мамой, постепенно отдаляясь от нее, продираясь сквозь поиски себя. Мать раздражает буквально всем: как она жует хлеб, во что одевается, что говорит… Главный герой любит и ненавидит мать одновременно, но это потому, что подросток испытывает страх  он не такой как все, он отличается, он гей.


Убер боится признаться в гомосексуальности, поэтому мама бесит еще больше. Мать же, в свою очередь, не хочет признавать, что Убер уже вырос. “Если не уберешь, никакого тебе празднования дня рождения!”, — разговоры не со взрослым человеком, а с маленьким ребенком.

Подростка это доводит до белого каления. Фраза случайно узнавшей про всё матери “Ты ведёшь себя так потому, что у тебя нет детей. У тебя никогда не будет детей. У педиков не бывает детей!” повергает героя в шок.
Парадокс: тебе нельзя любить свою мать, но в то же время не любить ее ты тоже не можешь.
“Почему я не такой как все? Почему ты не такая как все?”, — вопрошает главный герой мать. Той ответить нечего. Это бесконечная пытка взросления, через которую проходим все мы.

Продолжает тему одиночества фильм «Том на ферме». Сюжет ленты основан на пьесе Мишеля Марка Бушара, но Долан привнес немало и своих треволнений.

Кино о гей-парне Томе, который приезжает в деревню на похороны возлюбленного Гийома. Мать Гийома не знает, что ее сын был гомосексуалом. Она думает, будто в городе у сына была невеста, что он был успешен и вот-вот был готов жениться на хорошей девушке, завести семью.
Том не в силах рассказать правду. Но даже если бы он и захотел, старший брат погибшего силой заставляет Тома врать и притворяться просто другом Гийома.

TOM AT THE FARM, (aka TOM A LA FERME), from left: Xavier Dolan, Pierre-Yves Cardinal, 2013. ©Diaphana Films

Но и с самим старшим братом не всё в порядке. Том оказывается совершенно один и тонет в паутине лжи, не в силах разобраться и принять какое-либо решение.

Самый мощный накал темы одиночества возникает в фильме «Это всего лишь конец света».

Кинолента снята по мотивам одноимённой пьесы Жана-Люка Лагарса, написанной в 1990 году. Лагарс скончался от заболеваний, связанных со СПИДом, спустя пять лет после написания пьесы. Долан прочёл произведение и не впечатлился. Спустя несколько лет, вернувшись к книге, нашёл в ней нечто новое и снял фильм. Актёрский состав блистает, главные роли исполнили Марион Котийяр, Венсан Кассель, Леа Сейду.

Главный герой ленты писатель Луи понимает, что смертельно болен и скоро умрёт. В сожалениях о прожитых годах, он пускается в бездумные путешествия, будто бы пытаясь сбежать от смерти. Однако вскоре возвращается в отчий дом, где не был много лет.

Домочадцы взбудоражены приездом главного героя. Мы видим довольно нервную встречу. Всем немного неловко, семейство не знает, как правильно себя вести. Да и столько всего накопилось у родных невысказанного.

Брат, простой рабочий, всю жизнь упрекал себя и нёс груз вины за несчастья главного героя: “Брат, ты всегда напускал на себя несчастный вид, всегда был будто бы особенным. Я страдал только оттого, что сам был счастлив и не мог понять — почему несчастен ты!”

Сестра — ещё молодая, но уже чувствует: жизнь проходит мимо. Девушка живет с матерью, никак не может съехать, хотя и хочет, и всё ей кажется — вот прежде была жизнь, прежде что-то маячило впереди, а сейчас что? Пустота, ничего не происходит: “Брат, ты уехал и будто что-то закончилось, я уже тебя и не помню совсем, зачем ты уехал? Может, жизнь моя сложилась иначе, если бы ты не уехал!”

Кажется, будто фильм состоит из диалогов. Но стоит присмотреться внимательней, и увидишь: там исключительно монологи. Каждый персонаж говорит будто бы с кем-то, а на деле — лишь с самим собой. Только кажется, будто слова обращены к кому-то другому. На деле — всё это лишь полифония монологов, где каждый пытается разобраться: куда привела их жизнь. Что там виднеется?

Каждый хочет быть услышанным, не слыша никого, кроме себя. Но в ответ закономерно лишь тишина, ничего более. И каждый сам виноват в этой тишине.


Фильмы посмотрел Игорь Иволгин