20140913_jazyk-vrazhdy

Мониторинг «Язык вражды в белорусских СМИ» за июнь—июль 2014

За июнь-июль 2014 инициативной группой «Журналисты за толерантность» в 36 СМИ Беларуси было найдено 52 материала, содержащих язык вражды. Не все 52 материала являются некорректными. В некоторых случаях журналисты обращаются к примерам языка вражды только для того, чтобы их деконструировать. Эти публикации будут описаны в разделе «позитивные примеры». Но поскольку формально проявления языка вражды в материалах содержатся, они попадают в наш мониторинг.

GayPress

Лидерами по числу материалов, содержащих язык вражды (далее — ЯВ), стали Хартыя97 и Народная воля (по 6 материалов), Беларусь сегодня (5 материалов), БелТА, Народная газета и Салідарнасць (по 4 материала). В 14 из 36 СМИ проявлений ЯВ не найдено. Это: Бларуская думка, Еврорадио, Газета Слонимская, Минская правда, Новы час, главная страница ОНТ, ПилотФМ, Республика, Сильные новости, СН-Плюс, Вечерний Брест, Заря и Знамя Юности.

Здесь мы хотели бы снова напомнить, что сам факт наличия в материалах СМИ ЯВ ничего не говорит о том, насколько некорректной является публикация. Язык вражды варьируется по степени жесткости (от прямых призывов к насилию до тиражирования стереотипов), воздействие ЯВ на читателя зависит от контекста подачи, отношения к ЯВ журналиста и других факторов, которые мы частично учитываем. Именно для этого нами применяется «показатель некорректности», позволяющий придать цифровое выражение «объему» ЯВ, производимому конкретным материалом.

Если суммировать показатели некорректности для всех материалов одного СМИ, мы получим общий «объем» ЯВ, произведенный этим СМИ за рассматриваемый период. Здесь лидирует Хартыя97 (122 балла), Народная воля (90,5 баллов), Во славу родины (72,5 балла), БелТА (63,5) и Беларусь Сегодня (57,5).

Средний показатель некорректности по СМИ

Первое место с максимумом в 31,5 баллов набрал tut.by c публикацией На православно-католическом форуме в Минске обсудят кризис нравственности и семьи в Европе (проявления ЯВ в этом материале можно увидеть в Таблице мониторинга). Это единственный материал tut.by, отмеченный в мониторинге, равно как и в первом периоде мониторинга (апрель-май) tut.by отметился одной публикацией. Примечательно в обоих материалах то, что они посвящены публичным церковным мероприятиям, и субъектами ЯВ (то есть теми, кто его производит) является не журналист, а священники. Автор материала доносит до читателей позицию лидеров церкви и, разумеется, никак её не комментирует, поскольку это нарушило бы стандарты журналисткой работы. То есть ответственность за высокий балл материала tut.by не может быть возложена на журналиста или редакцию. При этом существуют способы сделать публикацию более корректной, не нарушая стандартов профессии. Один из них — дополнить материал альтернативным мнением (например, в виде постскриптума) о том, насколько Европа отошла от христианских норм, насколько ошибочна позиция Польской епископской конференции, поддержавшей Украину и т.д. и избежать тем самым освещения позиции только одной стороны по дискуссионным темам.

Второе место занимает «Во славу Родины» со средним баллом 24,1 для трёх вошедших в мониторинг материалов. Жёсткость языка этой газеты была отмечена еще в первом отчете за апрель-май. Тогда же было предложено объяснение её лидерства: «Полученный результат закономерен, поскольку сам способ мышления военных предполагает деление мира на «союзников» и «врагов», фокусирует их внимание на темах конфликтов, в первую очередь вооруженных. Вместе с тем, хочется надеяться, что газета не слишком популярна у массового читателя. Экспансия на гражданских лиц способа мышления и отношения к миру профессиональных военных должна была бы привести к росту агрессии в обществе».

Третье место по среднему показателю некорректности заняла Звязда с единственным попавшим в мониторинг материалом Хто расплачваецца за авантуры?, воспроизводящим риторику холодной войны.

Четвертое место — Вольны горад з двумя материалами, из которых тревожно высокий балл имеет только один, перепечатка из Заўтра тваёй краіны (этот же материал опубликовало еще как минимум одно издание — Белорусский партизан) Белорусы будут растить китайских внуков? Материал представляет собой экспертное интервью с экономистом Леонидом Заикой. Компетентность Леонида Заики как эксперта по экономическим вопросам не вызывает сомнений. Вопрос вызывает только, может ли экономист выступать экспертом по вопросам отношений между этническими группами и между коренным населением с мигрантами. Разумеется, экономист может осветить экономические факторы, влияющие на эти отношения, но всё в ли в человеческих взаимодействиях определяется экономическими факторами? В результате мы получаем материал, который способствует формированию негативного отношения к этническим другим (китайцам) и мигрантам. Материал говорит об угрозе конфликтов, но не анализирует социальные причины вероятных конфликтов, не предполагает никаких иных решений, кроме идеи, что лучше всего не допускать китайских мигрантов в страну. Сам факт их приезда описывается исключительно как угроза («китаизация»). Материал в его нынешнем виде способствует росту ксенофобии и повышает вероятность конфликтов, а его публикация в других СМИ только увеличивает негативный эффект. Причем этого эффекта можно было избежать, разработав тему «китайские мигранты в РБ» более широко: с привлечением социологов, которые могут рассказать о процессах взаимодействия коренного населения с мигрантами, политологов, которые могут осветить влияние на ситуацию таких факторов, как возможность местных жителей де факто влиять на запуск в их районе международных проектов. Является ли причиной конфликта факт наличия китайцев? Или факт наличия негативных стереотипов в отношении китайцев? Или невозможность местных жителей влиять на решения властей? Или накапливающаяся в результате такой невозможности агрессия, которую затруднительно предъявить властям, но очень просто предъявить уязвимым в социальном отношении мигрантам?

Стоит отдельно отметить заголовок материала «Белорусы будут растить китайских внуков?». Он является проявлением этнического национализма (крайняя форма которого выражается лозунгом «Беларусь для беларусов»), в рамках которого этнически другие рассматриваются как, скорее, нежелательное явление. Этническому национализму противостоит гражданский, где все граждане страны, независимо от происхождения, считаются беларусами. В рамках гражданского национализма дети, которых будут растить беларусы, будут беларусами при любом цвете кожи и разрезе глаз. Заголовок в его нынешней формулировке предельно некорректен и может заслужить упрек в расизме.

Пятое место по среднему показателю некорректности принадлежит Хартыя97 с шестью материалами, на которых нет возможности останавливаться подробно, их слишком много. Таблица мониторинга поможет всем желающим разобраться, какие проявления ЯВ обнаружены в материалах этого СМИ.

Позитивные примеры

Среди попавших в мониторинг материалов мы бы хотели отметить несколько, которые, на наш взгляд, могут служить образцами того, как СМИ могут работать с языком вражды, оставаясь корретными.

   1 ПЦ Вясна 28.07.2014 опубликовал на своем сайте материал «Міліцыя Акцябрскага просіць грамадзян выклікаць «102» пры з’яўленні ў населеных пунктах «асоб цыганскай нацыянальнасці». Его перепечатали как минимум два СМИ:  Хартыя97 и Вольнае Глыбокае. Это пример перепечатки материалов, которые способствуют уменьшению социальной напряженности, деконструируют негитивные стереотипы и способствуют снижению остроны этнических конфликтов. Правозащитники напоминают одну их максим корректной журналистики «у преступника нет национальности». Речь идет о том, что акцентирование  без необходимости в криминальной хронике этнической принадлежности, гражданства и других признаков (возраст, состояние здоровья, сексуальная ориентация, пол) является некорректным, поскольку приводит к формированию негативных стереотипов.

Напоминание правозащитников актуально, поскольку в РБ умолчание национальности в криминальной хронике, к сожалению, еще не стало стандартом. Вот примеры, отметившиеся в нашем мониторинге в июне-июле: «Украинец на большегрузном автомобиле съехал в кювет на дороге Докшицы-Глубокое» (kraj.by), «Юны госць з Туркменістана паспрабаваў арганізаваць бардэль» (БТ),  «В Витебской области россиянин из Москвы убил своего приятеля» (Віцьбічы), «Грузину-автоугонщику предъвлено обвинение» (Комсомольская правда), «Пьяный водитель-поляк перевернул цистерну с газом в Гомельской области» (Комсомольская правда).

Та же Комсомольская правда опубликовала статью «Польские цыгане охотятся за гродненскими пенсионерами», где некритично воспроизводится язык вражды, содержащийся в сообщении УВД Гродненского облисполкома, тот самый язык вражды, который вызвал реакцию правозащитников.

Варианты корректных заголовков: «Большегрузный автомобиль съехал в кювет на дороге…», «В столице пресечена попытка открыть бордель», «В канаве возле деревни Высокое обнаружен труп», «Автоугонщику предъявлено обвинение», «Пьяный водитель перевернул цистерну…», «Мошенники охотятся за гродненскими пенсионерами».

Еще один некорретный заголовок тоже же типа, закрепляющий дискриминацию по признаку пола. «Дама за рулем не уступила дорогу мужчине-водителю и серьезно пострадала» (Гомельская правда). В этом заголовке необоснованно акцентирован пол виновника ДТП, что подкрепляет стереотип «женщины плохо водят машину». Вариант корректного заголовка «Водитель Ауди 80 не уступил дорогу БМВ525 и серьезно пострадал».

 2 Материал  Хартыя97 «От людей к существам» (первоисточник — Ведомости) является прекрасным примером публикации, поясняющей, чем опасен язык вражды и какими средствами он конструируется. Этот текст помогает вырабатывать критическое отношение к риторике ненависти и тем самым уменьшает её негативное воздействие на аудиторию.

 3 Ещё один материал  Хартыя97 может быть назван позитивным примером, «Брестская учительница назвала ученика «идиотом» из-за вероисповедания». И вновь это перепечатка ПЦ Вясна. Мы не можем не приветствовать сотрудничество правозащитников и редакций и деле преодоления дискриминации.

 4 Публикация Народнаой воли «Почему украинская девочка не равна голландскому мальчику?» может служить образцом того, как автор может поднимать сложные, болезненные вопросы отношений между странами и народами, по преимуществу оставаясь корретным.

 5 В той же Народной воле можно найти чуть менее удачный пример. «Не убивайте жён!» — материал, поднимающий проблему домашнего насилия. Его можно только приветствовать, тема непростая и крайне актуальная. Сам материал корректен.

Вопросы вызывает только добавление «Кстати».

Цитата эксперта содержит слова «На сегодня женщины — это самая ответственная, профессиональная и образованная часть населения страны». Другая часть населения страны, мужчины, следовательно, менее ответственны, профессиональны и образованы. Что касается уровня образования, этому можно найти статистические подтверждения. А вот сравнение всех женщин и мужчин по уровню профессионализма и особенно ответственности формирует негативный стереотип в отношении мужчин. Это, разумеется, не идёт ни в какое сравнение с дискриминацией женщин, которые чаще мужчин становятся жертвами домашнего насилия. Но мы хотим обратить внимание на то, что борьба с одним видом дискриминации не является поводом для развития другой, ей зеркальной. Отказ от дискриминации женщин подразумевает отказ и от дискриминации мужчин, требование не продуцировать негативных стереотипов в отношении женщин соседствует с тем же требованием по отношению к мужчинам. В этом материале добиться полной корректности журналист мог бы просто сократив цитату эксперта.

 6 Иллюстрацией того, как журналист несколькими словами может нивелировать язык вражды в приводимой цитате, является статья «Возьмут ли Лукашенко «мягкой силой»?» на сайте naviny.by: «Лукашенко упомянул прежде всего ритуальное пугало — Запад: «К традиционной критике в связи с якобы нарушениями прав человека добавляются претензии о нелояльности государства к различным меньшинствам, нарастает неприкрытое давление на нравственные устои общества». Собственное критическое отношение («ритуальное пугало») автор транслирует читателю и тем самым делает ему прививку от довоерчивости. Не только в приведенном фрагменте, но и в целом материал может служить примером деконструкции риторических приёмов, содержащих язык вражды.

 7 Статья «Недовоевавшие» (Народная воля, автор — Иван Данилов) является шедевром мастерства по критериям корректности. Текст занимает больше полосы, затрагивает темы конфликта Украины и России, критикует проявления шовинизма в РФ, обращается к истории украинского национализма, и — проходит это минное поле, ни разу не допустив проявлений языка вражды (кроме как в приводимых цитатах, но общий стиль текста нивелирует их эффект полностью). Автор не позволяет себе опускаться до обобщений «украинцы», «российское общество», «Запад». Он максимально точен в наименовании: носителями шовинистических взглядов являются не «российское общество», а политики РФ, причем современные. Депортировали не «украинцев», а «жителей украинских сёл на Волыни и в Ровенской области».

Автор не играет в игру «в этом конфликте каждый по-своему прав», он ясно выражает свою позицию, даёт четкие оценки и при этом остается корректным. Поэтому хотим выразить признательность за публикацию материала доктору медицинских наук, профессору, ветерану Второй мировой войны Ивану Данилову.

Антирейтинг

Разумеется, особое наше внимание вызывают материалы, которые нельзя назвать корректными. Именно на их выявление нацелен наш мониторинг. С учетом того, что мониторинг не охватывает все СМИ Беларуси, мы хотели бы подчеркнуть: наш антирейтинг не является списком самых  некорректных материалов по стране. Он лишь призван привлечь внимание к формам проявления языка вражды в материалах СМИ и служит набором контр-образцов для тех журналистов, которые стремятся создавать корректные материалы.

Попадание в антирейтинг не означает, что автор материале не является профессионалом в своём деле. Скорее, наоборот: талантливый журналист, если он примет осознанное решение производить язык вражды, не просто попадет, но, скорее всего, возглавит наш список. Кроме того, для многих высокопрофессиональных журналистов в Беларуси корректность их материала не является главным фактором оценки своей работы и работы коллег. Большим весом зачастую обладают оперативность, эксклюзивность, стиль, богатство фактуры, привлекательность для читателей и другие. Это, безусловно, значимые критерии, но предметом нашей заботы они не являются. Наша задача — повышение социальной ответственности авторов и редакций, актуализация корректности публикации как значимого фактора её оценки.

Некоторые из материалов уже были прокомментированы выше (Белорусы будут растить китайских внуков? и На православно-католическом форуме в Минске обсудят кризис нравственности  и семьи в Европе), и мы не будем к ним возвращаться.

Оставшиеся 8 материалов прокомментируем подробно, поскольку нашей целью является не «заклеймить позором», а дать представление о стандартах корректных публикаций.

 1  Что нужно знать каждому белорусу? Первое место этого материала грозит нам, проводящим мониторинг, очередным скандалом. Как? Классический текст Вацлава Ластовского, человека, который столько сделал для Беларуси, кто-то смеет оценивать, да еще и называть некорректным?

Поэтому необходимо сделать оговорку: мы не оцениваем текст Ластовского, мы оцениваем факт его публикации. Еще раз: некорректной является не статья классика, а факт её актуализации здесь и сейчас. И снова: мы реагируем не на идеи Ластовского, а на их публикацию (без комментариев и пояснений) в СМИ (а не сборнике академических текстов) в современном контексте. Оценивать текст Ластовского по критериям корректности/ некорректности — занятие бессмысленное. Статья совершенно корректна для своего времени. Но со временем меняются обстоятельства, а вместе с ними — критерии корректности. И те вопросы, которые не могут быть заданы Ластовскому, могут быть заданы тем, кто принимает решение опубликовать его статью (а не создать современный материал, опираясь на его идеи) с учетом нынешних обстоятельств.

Текст является классикой этнического национализма и транслирует представление о нации как о языковой, территориальной и культурной общности. То есть нация «объективно существует», и к ней можно принадлежать (по крови, а лучше и по воспитанию) или не принадлежать. Это примордиалисткий подход, на сегодня он далеко не единственный. Ему противостоит конструктивизм, полагающий нацию продуктом работы общества и его элит. В рамках конструктивисткого подхода сам Вацлав Ластовский — представитель элиты, конструирующий нацию своими текстами. Нация для конструктивистов не существует объективно, её делают, создают через систему образования, медиа, произведения искусства, академические тексты. Нация — это перфоманс, который мы разыгрываем потому, что мы так решили. И критерии того, кого включать в нацию задаются не объективными факторами (кровь, место рождения, язык и другие), а выбираются нами, констуирующими нацию, по своему усмотрению. Так швейцарцы не считают язык важным критерием принадлежности к нации (4 государственных языка), евреи — место рождения, беларусы — вероисповедание и т.п.

Особенностью этнического национализма является то, что к нации, как он её описывает, труднее присоединиться «чужим», например, эфиопам, даже если они родились и выросли в Беларуси (гражданин Беларуси, чьи  родители родом из Эфиопии, — это  пример из жизни, а не воображаемый). «Свои» же в этом подходе выступают как «предатели», если не соответствуют одному из параметров, «объективно характеризующих нацию», например, не говорят на беларусском языке или читают своим детям «Сказки дядюшки Римуса» вместо местных народных. Жёсткий каркас представлений о нации и полагание его единственно возможным повышают уровень нетерпимости по отношению как к другим («если их будет много, мы вымрем»), так и к «неправильным» своим.

Вот пример такого проявления нетерпимости из рассматриваемого текста:

«Те белорусы, которые говорят на чужом языке, избегая своего, бывают или негодяи-душепродавцы, или перевёртыши, или просто люди тёмные, которых опутали враги нашего народа. Первые не говорят по-белорусски ради своей личной выгоды, так как пошли в наёмники к чужакам и работают совершенно сознательно в ущерб белорусскому народу, чтобы его погубить. Другие не говорят через темноту свою, ибо поверили нашим врагам, что наш язык “некрасивый”, “простой” и идут за различными нашими недоброжелателями, как овцы на бойню.

Обязанность каждого сознательного белоруса с первыми – врагами – бороться, а вторых тёмных просвещать, объясняя им правду, обучая истории нашей и распространяя белорусское печатное слово».

Вот другой пример этой риторики:

«А кто стесняется своего языка, достоин того, чтобы и его добрые люди стеснялись, как урода, чтобы его презирали, как недочеловека, так как стесняясь родного языка, он обижает не только дедов – отцов своих, но и весь народ».

Очевидно, что Ластовского заботила проблема возрождения беларусской культуры. Заботит она беларусов (в том числе и группу, проводящую мониторинг) и сегодня. Но насколько риторика из приведенных фрагментов способствует консолидации сегодняшних граждан Беларуси, разделенных не только по языку, но и по политическим взглядам, по вероисповеданию, в меньшей степени — по этнической принадлежности? Проблема, которую решал Ластовский, к сожалению, актуальна и сейчас. Не не нашлось ли за 100 лет новых подходов к её разрешению? И почему они не транслируются в СМИ?

Значительное число баллов за некорректность публикация этого текста набрала потому, что образы соседей (поляков, русских) в статье однозначно негативные. Это понятно в свете вопросов, стоявших перед Ластовским. Непонятно, насколько редакция, принимавшая решение о публикации, отдавала себе отчет в том, уместно ли сегодня транслировать образ поляков и русских как врагов нации. Сегодня, когда соседняя Украина воюет с соседней Россией. Когда тревога и агрессия и без того зашкаливают? Когда угроза этнических конфликтов намного выше, чем даже год назад?

В завершение этого анализа: текст Ластовского является классическим текстом, который необходимо изучать в школах и вузах, публиковать, обсуждать возможности решения поднятых в нем и все еще актуальных проблем. Его ценность никто не подвергает сомнению. Но его публикация без пояснений, без привязки и учета актуального контекста является примером некорректного материала.

 2  Российский фантаст Лукьяненко: Украину надо давить безжалостно и без эмоций Анализ этой публикации будет коротким. Текст говорит сам за себя. Язык вражды в блоговой записи российско фантаста зашкаливает, СМИ его механически транслирует, никак не деконструируя. Это может быть оправдано стандартами работы журналистов: «мы просто привели факты, это пример объективности». На наш взгляд, дискуссионным является вопрос о том, всегда ли журналисты могут просто приводить факты. Можно ли взять интервью у неонациста и опубликовать его без комментариев как «просто факт, человек так думает»? Можно ли опубликовать фотографию надписи «бей жидов» на заборе (и тем самым увеличить аудиторию воздействия надписи) как «просто факт»? Это не будет противоречить стандартам профессии. Но это увеличит уровень агрессии. Те, кто согласен с мессиджем, содержащим ЯВ, получат подтверждение своим убеждениям. А те, кто не согласен ненавидеть украинцев или бить «жидов», получат агрессивный заряд из текста и вероятность того, что они пойдут бить кого-то иного, возрастает.

 3  Белорусы будут растить китайских внуков? Рассматривался выше

 4 Жанчына на споведзі После публикации первого отчета по мониторингу, нас с иронией спрашивали: «Вы что, и анекдоты анализируете?». Да, именно так. Среди анекдотов много примеров крайней некорректности и она не так безобидна, как кажется («это ведь просто шутка» —  классическая реакция на претензии к анекдотам). «Просто шутки» маркируют границу социально приемлемого, то над чем еще можно смеяться. То, что общество принимает как некорректное, смешным не считается. Например, шутка по поводу смерти родственника коллеги вряд ли многих развеселит. Это некорректно. А вот анекдот про человека в синдромом Дауна рассмешит многих, ведь дискриминация людей с геномными нарушениями у нас воспринимается как почти естественная.

Ответственность СМИ в данном случае связана с тем, что транслируя анекдоты на определенные темы они подают сигнал «Над этим можно смеяться. Это приемлемо. Это иллюстрация к форме дискриминации, за которую вас не слишком осудят, если вы сделаете так же».

В данном случае анекдот маркирует как «смешное», а значит и «приемлемое» домашнее насилие. В краткой и грубой форме мессидж звучит «Если жену бъет муж — она дура. А дуру бить можно». То есть её в любом случае можно бить, при этом она не должна просить о разводе, а над её проблемами можно смеяться.

Всем, кто уже успел задаться вопросом «Что же теперь? Анекдотов не рассказывать?», мы хотим указать на пять других анекдотов, опубликованных рядом с этим. Они не содержат язык вражды.

 5 Война, ставшая бизнесом Здесь тоже не требуется развернутого анализа. Суть материала: Америка —  источник зла и угрозы. Кто-то с этим заведомо согласен, и ему не нужно читать текст, кто-то не согласен, и не станет читать. При этом само описываемое явление — Частные военные компании  — крайне интересно.

 6 На православно-католическом форуме в Минске обсудят кризис нравственности и семьи в Европе — рассматривался выше

 7 Новый хит: «Это, детка, рашизм» (Видео) Здесь снова требуется оговорка: мы не оцениваем песню, мы оцениваем факт её публикации без пояснений и комментариев. Ещё раз: отличная песня и при этом — некорректная публикация. И снова: мы не оспариваем право людей, подвергающихся агрессии Кремля, выражать своё мнение в любых формах искусства, но мы усомневаем право СМИ тиражировать термин «православный фашизм» и тем самым формировать негативный образ всех людей православного вероисповедания.

Не иначе как злой иронией является то, что песня призвана обратить внимание на проблему ксенофобии в России. Это действительно огромная проблема и с ней действительно нужно бороться. Но в этой борьбе подстерегает опасность: можно некритично скопировать методы и риторические приемы противников. Тогда мы превращаемся в героев анекдота: «На нашем острове больше нет людоедов, мы последнего вчера съели».

Критикуя тех кто ненавидит «пиндосов», материал создает негативный образ россиян (цитата из публикации: «Автор песни высмеял современное российское общество». Написано, словно российско общество представляет собой нечто однородное), и остается только шаг, чтобы окончательно заменить в риторике ненависти объект «американцы» на «русские». Для совершения этого шага достаточно забыть, за что «мы» не любим «их» и не обращать внимания на характер собственной риторики.

 8  В Европе идет сознательный демонтаж традиционных семейных ценностей — митрополит Иларион Причины некорректности этого материла те же, что и у публикации tut.by «На православно-католическом форуме в Минске обсудят кризис нравственности и семьи в Европе». Язык вражды производят представители церкви, журналист их транслирует, не привлекая комментаторов с альтернативным видением ситуации.

 9  Кому в Беларуси жить хорошо? Прекрасный проблемный текст. Призывает прекратить позитивную дискриминацию (то есть им дается больше благ, чем другим) российских пенсионеров и повысить шансы на достойную старость пенсионеров белорусских. Более чем достойная задача.

Одна проблема: текст создаёт яркий, выпуклый образ иностранца, жирующего за счет беларусских налогоплательщиков. Причем он еще персонифицирован российским военным (вспомним современные украинские события). Образ выразительный и крайне непривлекательный. Причем из самого текста следует, что не в мигрантах корень зла, а в государственной политике, делающей возможным неравномерное распределение ресурсов. Но логика рассуждений запоминается хуже образов просто потому что мы люди. Думать нужно учиться, а воображать способны самые малые дети. И главное, что остается с читателем по прочтении — именно образ. Так энергия праведного негодования рискует (вместо того, чтобы быть направленной на устранение причин проблемы) уйти в простое неприятие «понаехавших».

 10 Хто расплачваецца за авантуры? Во всём снова виноваты американцы. Более сложного анализа явления цветных революций и роста народных протестов в последние десятилетия не требуется.

Дополнительные результаты

Вооруженный конфликт по соседству прямо или косвенно повлиял на появление примерно половины материалов нашего антирейтинга. Два материала оказались в списке «благодаря» некорректной риторике священников. Ещё два связаны с проблемами вокруг мигрантов. И один — с темой домашнего насилия.

Объекты языка вражды

Признак выделения объекта языка вражды Число материалов с проявлениями языка вражды в отношении этого вида объектов Средний показатель некорректности материала для этого вида объектов
вероисповедание 8 21,3
гендерная идентичность (выходящая за рамки привычного) и сексуальная ориентация 7 18,4
«цивилизации», «культуры», надэтнические и надгосударственные образования (ЕС, славяне, Запад, бывший СССР и др.), подгосударственный образования (Полесье, Кавказ) 20 16,5
гражданство, этничность, раса 32 16
пол и привычные гендерные роли 12 12

То есть чаще всего язык вражды проявляется по отношению к иностранцам и этническим другим, а жестче всего он материалах, где в числе прочих воспроизводится дискриминация по признаку вероисповедания.

Высокий показатель для вероисповедания требует объяснения, поскольку в Беларуси нет выраженной религиозной нетерпимости. Как и прошлом мониторинге, в нескольких материалах из антирейтинга (чей показатель некорректности высок) отмечен ЯВ в отношении вероисповедания. Они и стали причиной высокого среднего показателя. Мы объясняли этот необычный результат в прошлом отчете: «Риторика в этих материалах строится следующим образом: создается негативный образ по одному или нескольким признакам (не по признаку вероисповедания), и для его усиления, в качестве дополнительного штриха к портрету приводится аргумент о «сектантах», религиозной нетерпимости врага (которая автоматически означает, что к нему самому и его религиозным взглядам нужно относиться негативно, то есть нетерпимо). То есть вероисповедание само по себе, вне связи с другими признаками, не вызывает такой степени жесткости языка вражды, но как дополнение к портрету «злого другого» этот признак востребован в риторике».

Гендерная идентичность и сексуальная ориентация заняли второе место, поскольку о правах гомосексуалов негативно высказывались священники (и эти материалы попали в антирейтинг).

Остальные цифры объясняются общим правилом: по мере роста абстракции, уменьшения конкретности образа, нетерпимость возрастает.

Субъекты языка вражды, то есть кто его порождает?

Отношение журналиста к языку вражды Число материалов
Производит язык вражды либо солидаризируется с высказываниями, его содержащими 27
Не выражает отношения к языку вражды, сохраняет нейтралитет 14
Выражает негативное отношение к проявлениям языка вражды 10
Выражает противоречивое отношение: частично солидаризируется, частично настроен критически 1

Мы снова констатируем, что максимальное число публикаций, попавших в мониторинг, оказались в поле нашего внимания, потому что язык вражды производят журналисты, а не герои их материалов. Появление менее трети материалов, содержащих язык вражды, могут быть, может быть объяснено нейтральностью и объективностью автора. Число материалов, где журналисты критичны по отношению к языку вражды, примерно на уровне резу альтов за апрель-май. Тогда таких публикаций было 7, сейчас их 10.

В мониторинге применялась отдельная шкала, фиксирующая стратегии журналистов в поддержании диалога между двумя конфликтующими или негативно настенными группами, между носителями разных взглядов и позиций. Данные этой шкалы приведены в таблице ниже:

Стратегии (не)поддержания диалога Число материалов
Призывы к устранению Другого (физические или из общего жизненного пространства) 10
Отказ от признания различий и указания на желательность ассимиляции 4
Призывы к отказу от диалога или к устранению его возможностей (через недопущение Другого и его позиции в публичное пространство) 4
Неподдержание диалога в конкретном материале (например, представление позиции только одной стороны) 20

Материалы, где зафиксирован призыв к устранению Другого — это по преимуществу те, где журналист негативно относится к проявлениям языка вражды, критикует их. Поэтому, несмотря на заметное число таких публикаций, их средний показатель некорректности невысок. Он выше в последней группе, где аудитории представляют позицию только одной стороны. Мы снова цитируем свой первый отчет:

«Для беларусского медийного поля не характерна агрессивная риторика физического устранения Другого (уничтожения, выселения), что совершенно закономерно для по преимуществу моноэтничной страны (большинство иностранцев — россияне и украинцы, не выделяющиеся внешне, процент заметных других невысок в сравнении со странами-соседями). Но одновременно ярко проявляется стратегия игнорирования Другого и отказа от коммуникации с ним. Это создает риск того, что в ситуациях, когда игнорировать Другого становится невозможным (например, наплыв мигрантов), можно ожидать резкого роста агрессии, ведь культура диалога, сохранения коммуникации не проявлена в медиа, а значит, есть вероятность, что она не проявлена и вне медийного поля».

Мы снова замерили разницу в проявлениях языка вражды в СМИ с разной политической позицией. «Провластные» медиа отметились в мониторинге 32 материалами со средним показателем некорректности 14. «Оппозиционные» с 15 материалами со средним баллом 16. И мы снова должны констатировать (цитата из предыдущего отчета): «культура журналистов, их умение контролировать проявления языка вражды в материалах не зависят от позиционирования медиа в политическом поле. По всей видимости, язык вражды одинаково распространен среди «честных» и «нечестных», вне зависимости от того, кого причислять к первым, а кого ко вторым».

Вновь мы констатируем небольшой разрыв между объемом языка вражды в материалах региональных и республиканских СМИ. Средний показатель некорректности для 39 материалов республиканских медиа, попавших в мониторинг, составляет 16, а для 11 материалов региональной прессы — только 9. Мы не хотели бы объяснить этот разрыв стереотипами наподобие «столичные жители более агрессивны, а сельские жители мягче и добрее». Но рискнем высказать осторожную гипотезу, что в мелких городах социальные связи плотнее, люди лучше знают своих соседей, обстоятельства их жизни, и, вероятно, журналисты чаще задают себе вопрос: не обидит ли мой материал кого-то из моего окружения?