Кастрычнік 7, 2015

Гомофобметр Гайдукевича: 6 — градус гомофобии ниже среднего

Сергей Гайдукевич в разговоре об ЛГБТ почти ни разу не оступился. Однако при всей осторожности сумел заработать на «Гомофобметре» 6 отрицательных баллов. Кандидат в президенты, последовательно продвигая идеи нейтралитета и консерватизма, четырежды допустил гомофобные высказывания. Два балла были добавлены за слабое желание улучшать положение ЛГБТ-населения Беларуси и недостаточную осведомленность о дискриминации.

Gaypress

К проявлениям гомофобии мы отнесли убеждение политика, что расширением прав и свобод ЛГБТ-граждан можно нанести вред обществу (см. ответ на 4-й вопрос). А также лексические конструкции типа «эти люди», которые в контексте, если верить науке, носят «скрытую негативную коннотацию», то есть окраску. Добавим сюда «несмотря ни на что», употребленное в фразе о вероятной встрече Гайдукевича с Элтоном Джоном.

В целом с политик дал интересное интервью с яркими — правдивыми, но местами обидными — образами.

Gaypress: Нужен ли в Беларуси антидискриминационный закон, как в Литве? Когда, к примеру, за увольнение по половому или другому признаку можно привлечь к ответственности?

Сергей Гайдукевич: Вопрос заключается в том, что надо законодательно защитить будущее развитие гражданского общества? Как я рассуждаю. Моя избирательная кампания имеет основные лозунги: за сильную Беларусь, современную Беларусь, демократическую Беларусь. И возникает вопрос, что такое демократия? Демократия не может быть без развития гражданского общества, что предусматривает такие составляющие как свобода и так далее и тому подобное.  Так что, кончено, антидискриминационный закон был бы очень полезен для демократического государства.  Проект закона нужно рассматривать группой экспертов, в состав которой обязательно  вошли бы и журналисты, и политики, и эксперты.

→В Минске после гей-вечеринки чуть не до смерти избили молодого человека

Gaypress: Нужно ли у нас в стране отдельно защищать права ЛГБТ-людей? Ведь мы знаем, что у них возникает очень много проблем на почве ненависти. Это и избиения, и  прием на работу.

СГ: Я встречался с этими людьми. Они приходили ко мне в партию, девушка и парень, оставили визитки… От Хельсинского комитета, все как положено. Мы с ними разговаривали, дискутировали, такая содержательная, хорошая дискуссия была. И в конце пришли вместе, с ними вместе (это не только мое мнение), к одному знаменателю: на сегодняшний день пусть будет так, как есть. И это будет хорошо для всех. Это было совместное решение. На сегодняшний день, пусть будет так как есть. То есть не хуже.

Gaypress: А почему?

СГ: Любой процесс имеет развитие. Вот мне говорят: Сергей Васильевич, вы за беларускую мову. Да, конечно, без языка не может быть нации. Так почему бы не ввести белорусский язык сразу? Да потому что нельзя ломать людей через колено. Нельзя бросаться делать что-то одно, надо делать поэтапно, постепенно. Пошаговая стратегия должна быть. С умом ко всему надо подходить. Нельзя один контингент людей защищать. И, знаете, очень многие начали со мной соглашаться. На сегодняшний день по этому вопросу позиция: надо оставить так, как есть. Это очень на сегодняшний день актуально для Беларуси.

→Дискриминация в ФК «Динамо-Минск»: клуб отказал гомосексуалу Середе в трудоустройстве

Gaypress: В вопросе защиты прав ЛГБТ-людей Беларусь находится на геополитическом меридиане: на востоке Россия, которая борется с ЛГБТ, на западе и юге – ЕС и Украина, которые защищают равноправие ЛГБТ-людей. На ваш взгляд, по какому пути стоит идти Беларуси?

СГ: Вот вы сами на свой вопрос и ответили. Во-первых, надо оставить все как есть, а во-вторых, жизнь покажет. Потому что с тем, о чем вы говорите, надо и другие вопросы поднимать: это невозможно без развития гражданского общества. Это все взаимосвязано. Нам не надо в этом отношении делать так, что может привести к худшему или перекосам в ту или другую сторону.  Как в Беларуси есть, так надо и оставить.

Gaypress: Но ведь все достаточно быстро может развиваться. Посмотрите на Украину. Еще в прошлом году украинских политиков можно было назвать довольно гомофобными. А сегодня Петр Порошенко встречается с Элтоном Джоном, держатся за руки…

СГ: Я бы тоже с удовольствием встретился с Элтоном Джоном, несмотря ни на что. Это мой любимый певец. Его любят миллионы, если не миллиарды. Я ведь тоже, чтоб вы знали, музыкант.  Я прекрасно играю на гитаре, окончил музыкальную школу… И могу исполнить его песни, но, конечно, не так прекрасно, как сам Элтон Джон. Я не шучу. Но ближе к тексту.

Порошенко встретился с Элтоном Джоном – для меня это не показатель. Это первое. Второе. Те процессы, которые происходят в Украине… там все по-разному идет. Поэтому давайте нашу родную Беларусь оберегать, давайте очень спокойно подходить к этому вопросу. Это очень правильная позиция. И еще раз вам повторяю, я не одинок в своей позиции, в том числе европейские коллеги разделяют мою точку зрения.

Gaypress: Барак Обама вошел в историю как президент, при правлении которого во всех штатах Америки разрешили вступать в брак людям одного пола. На ваш взгляд, на основании этого факта можно ли считать Обаму успешным президентом? И хотели бы вы стать тем президентом, при котором в Беларуси легализуют однополые браки?

СГ: Я на этот вопрос могу ответить одним образом. Я не могу сравнивать Соединенные штаты Америки с Республикой Беларусь. Ну это просто невозможно, никак! И вытекающий отсюда вопрос: Вы смотрели кино «Парк Юрского периода»? Вот «Парк Юрского периода» — это Беларусь, а Америка продвинулась немножко дальше. И тут как-то неуместно спрашивать у неандертальцев, как они относятся к компьютеру. Надо быть все-таки человеком приземленным. А я политик серьезный. И говорить о таких вещах равносильно тому, как Никита Сергеевич строил коммунизм в Советском союзе. Вот вы спрашиваете, а я затрудняюсь… Сижу и глазами хлопаю: что вам сказать?

Если бы этот разговор происходил где-то в Европе: в Германии или другой какой-нибудь цивилизованной стране, я бы мог с вами на эту тему рассуждать. Для них этот вопрос тоже актуален. А в Беларуси такой вопрос… Я просто не знаю, что сказать. Этот вопрос надо задавать немножко попозже, когда появятся и заработают институты для осуществления всего этого.

Gaypress: Да, но мы сейчас пытаемся активировать в обществе дискуссию на эту тему.

СГ: Дискуссия это неплохо, даже хорошо. Если бы я хотел как-то выделиться или выпятиться, то я бы ответил в ту или другую сторону. Но я человек, который хочет перемен в стране не при помощи чего-то, а постепенно, чтобы не наломать, не испортить.  Можно дискутировать, обсуждать, но трогать сейчас эту тему рановато. Надо привести сначала страну в соответствие всех институтов к демократии.

Gaypress: В Беларуси среди чиновников тоже есть люди ЛГБТ. Чтобы продвигаться по службе, их тем-иным способом вынуждают  жениться или выходить замуж. Что вы на этот счет думаете?

СГ: В этом отношении надо быть просто хитрым, другого посоветовать не могу. Японский пример: маленький островок, а столько населения живет! Но смотрите – третье ВВП в мире, а почему? Потому что умный японец делает умные вещи.

Поэтому надо ориентироваться в том обществе, котором живешь. Не врать, не изменять своим принципам, а уметь строить свои отношения в той среде, в которой живешь. А если этого не дано, ну что ж, значит, не дано Богом и природой, чтобы человек мог ориентироваться и выбирать то или иное направление, поведение и все остальное. Не надо быть экстремалом. Экстремальность ни к чему не приводит: умные люди всегда смогут оказаться на любом месте. А чем больше умных людей будет, тем меньше будет возникать таких вопросов.

Gaypress: По статистике, 10% людей, а значит, и избирателей гомосексуалы. Планируете ли вы к ним обратиться с каким-либо отдельным посланием?

СГ: Вы знаете, я никогда ничего не выделял и ничего не говорил. В отличие от других, я никого не выделяю. Я относился ко всем, понимаете, одинаково и буду обращаться ко всем людям одинаково. За меня будут голосовать и эти люди, и обычные. Ну что они не люди что ли? Зачем мне их выделять?

Gaypress: Здорово!

СГ: Как думаю, так и говорю.

Gaypress: Спасибо большое, что нашли для нас время.