Секс-предпочтения: что выбирает ЛГБТ-поколение интернета

Нам сообщают, что мы — поколение «проведите-пальцем-по-экрану», что мы больше не предохраняемся и что к следующей пятнице все мы уже будем полигамны. Но похоже, никто не удосужился спросить у нас самих. Поэтому The Dazed обратился к своим читателям с серией вопросов, чтобы разузнать подробности сексуальной жизни молодежи, живущей в мире, где все события фиксируются.

 Метрополь

В течение недели 10500 мужчин и женщин из 114 стран отвечали на эти вопросы — и вот результаты крупнейшей анонимной анкеты, посвященной предпочтениям в спальне и на экране.

1

Мужчины врут о себе в онлайне вдвое чаще женщин, а лидирует по количеству врунов Южная Америка. В среднем мужчины несколько чаще, чем женщины, цепляют кого-то в сети, но вообще больше к этому склонны гомосексуальные мужчины и женщины. Примерно половина из нас рассылает голые селфи. А если вы посылаете свои голые фото, то вы — вот так сюрприз — воспринимаете высокие технологии скорее эротически, чем невротически.

2

Американские читатели The Dazed лидируют по первому показателю: 28 % опрошенных заявили, что благодаря технологиям их сексуальная жизнь пополнилась именно неврозами.

В древние времена нужно было дожидаться, чтобы потенциальный партнер уронил платочек, подошел к вам в танцевальной зале или, на худой конец, написал вам любовную записку. Сегодня в выражении чувств и устройстве сердечных дел решающее значение имеет телефон. То, что геи используют приложения, чтобы найти пару, само по себе никого не удивляет, однако впечатляют цифры: более 50 % геев первым делом обращаются к приложению (против 10 % гетеросексуалов). Другими словами, геи знакомятся через приложения втрое чаще, чем в реальной жизни, тогда как для гетеросексуальных мужчин и женщин личное знакомство остается все-таки приоритетным.

Что изменилось необратимо с приходом смартфонов, так это способ создать у противоположного пола представление о нашем обнаженном теле: половина из нас хоть раз отправляла голые селфи, причем, похоже, тренд набирает обороты: 20-летние делают это чаще, чем те, кому за 30.

3

Четверть респондентов опроса (по их словам) никогда не смотрели порно, но 59 % опрошенных смотрят его от одного до пяти раз в неделю, а 16 % — шесть раз и более. Порно любят и мужчины, и женщины: в среднем трое из пятерых, независимо от пола, смотрят его минимум раз в неделю. Данные начинают расходиться в крайних точках: 90 % тех, кто никогда не смотрел порно, — женщины, а 90 % фанатов «клубнички», которые смотрят фильмы для взрослых чаще 11 раз в неделю, — мужчины. Другими словами, большинство женщин балуется этим в среднем раз в неделю и только 4 % из них — шесть раз в неделю или чаще; при этом 60 % мужчин смотрят порно практически ежедневно.

Данные о том, что именно нравится женщинам, тоже достаточно интересны: картина здесь гораздо менее целостная, чем с предпочтениями мужчин. У последних все четко разделено: гетеросексуальные мужчины любят смотреть на секс между мужчиной и женщиной, а гомосексуальные — на секс между мужчинами. Гетеросексуальные женщины точно с таким же удовольствием смотрят порно с участием мужчины и женщины, но вот что интересно: средняя женщина, идентифицирующая себя как гетеросексуальная, с большей вероятностью посмотрит лесбийский ролик, чем средний гетеросексуальный мужчина — видео с геями. В сущности, гетеросексуальные женщины смотрят даже больше лесбийского порно, чем мужчины (их обгоняют только бисексуальные и гомосексуальные женщины).

4

Количество просмотров также зависит от того, какой тип порно вам нравится. Сразу в нескольких исследованиях говорится о связи между объемом просмотренного порно и пристрастием к жесткой порнографии, часто классифицируемой как БДСМ. Опрос The Dazed подтверждает это: если вы смотрите порно чаще одного раза в день, вы, скорее всего, предпочитаете садо-мазо или бондаж.

34 % опрошенных признались, что хотя бы раз снимали себя на камеру во время секса. Примерно две трети этой группы сочли такой опыт положительным и хотели бы повторить его, а оставшиеся (то есть 9 % всех опрошенных) заявили, что никогда бы больше не стали этого делать. 3 % — небольшое, но значимое число участников — сказали, что повторили бы этот опыт, если бы им заплатили, причем мужчин такой вариант развития событий привлекает гораздо чаще, чем женщин.

5

Статистика крупными штрихами: 44 % опрошенных предохраняются всегда, 46 % — иногда, 10 % — никогда. Статистически самые осторожные — гомосексуальные мужчины, среди которых 50 % всегда пользуются презервативами и лишь менее 5 % не предохраняются никогда. Это самый низкий показатель (хотя, конечно, остается заметная неопределенность в отношении тех, кто предохраняется «иногда»). Гомосексуальные женщины, напротив, предохраняются реже всего: две трети не делают этого никогда, а тех, кто предохраняется постоянно, меньше 20 %.

Еще один пункт опроса был посвящен тому, как часто читатели посещают венеролога. Конечно, нет прямой связи между частотой проверок на ЗППП и предохранением: скажем, у моногамной пары, где оба партнера были чисты пять лет назад, когда они начали встречаться, меньше причин регулярно навещать КВД, чем у одиночки, готового к любым экспериментам. Ясно одно: кто чаще предохраняется, тот чаще и проверяется, и наоборот.

6

Как это часто бывает, гетеросексуальные мужчины здесь наиболее опасны: больше всех настаивают на незащищенном сексе и меньше всех хотят потом проверяться.

При сортировке результатов по возрасту наблюдается интересная тенденция: чем вы моложе, тем в меньшей вы опасности. Процент людей, признающих, что никогда не предохраняются, растет пропорционально возрасту, а 16–20-летние чаще всего делают ставку на безопасность. Такое распределение легко объяснить тем, что люди старшего возраста чаще молодых состоят в стабильных отношениях; однако, несомненно, эти данные подрывают стереотип, согласно которому «современная молодежь» совершенно не думает о своей безопасности.

7

Наконец, несколько слов об отношениях: где мы их находим, с кем заводим и какими хотим их видеть. Сильнее всего в глаза бросается следующий факт: в среднем каждый пятый считает идеальным вариантом полиаморию — когда-то очень маргинальную, а сейчас все чаще обсуждаемую систему взглядов, которая допускает существование у одного человека множественных любовных связей и даже отдает предпочтение такой модели отношений. Гетеросексуальные мужчины чаще выбирают эту схему, чем гетеросексуальные женщины. Бисексуалы обоих полов реже всех выбирают моногамию как идеальный вариант отношений, предпочитая заводить несколько партнеров. Географическое распределение предпочтений тоже оказалось интересным: в Южной Америке поддерживают «открытые отношения», Ближний Восток в целом не против одиночества, а вот в Европе меньше всего хотели бы остаться без пары.

8

Наконец, у читателей спросили, насколько для них важен секс. 75 % респондентов (внушительная цифра) заявили, что секс для них «важен или очень важен», и только 3 % — что он не важен (оставшиеся 22 % не смогли высказаться определенно). Больше всего поразило, пожалуй, то, что женщины ценят секс выше, чем мужчины, причем гомосексуальных и бисексуальных женщин, которые обозначили его как «важный или очень важный», было больше, чем мужчин, ответивших так же. Обнадеживает, впрочем, то, что с возрастом наш интерес к сексу только растет: респонденты старше 30 куда реже характеризовали секс как «маловажный», чем респонденты-подростки.