Лістапад 19, 2017

Хостел для жертв домашнего насилия для ЛГБТ в Варшаве и тест на «таблетку изнасилования»

В цикле статей мы расскажем, с какими проблемами ежедневно обращаются на польский телефон доверия геи, лесбиянки, трансгедерные мужчины и женщины. Что в себе содержит самая большая библиотека документальной и художественной литературы на тему ЛГБТ, почему парад «Равноправия» — гей-прайд проводится летом, но готовятся к нему уже сегодня. Расскажем, как работает старейшая организация помощи людям, находящимся в трудных ситуациях из-за сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Расскажем, как работал польский хостел для жертв домашнего насилия ЛГБТ, и как проверить алкоголь на «таблетку изнасилования».

Ольга Декснис для Gaypress.eu, фото TVN WARSZAWA  и личный архив автора

Что за тайны слышит психолог с телефона доверия для ЛГБТ?

Марта Турска – кооординаторка вопросов антидикриминационного образования и отдела здоровья, профилактики СПИД и ВИЧ в «Лямбде Варшава». Ранее была одной из организаторок хостела для жертв домашнего насилия среди ЛГБТ, сейчас является волонтером в гей-клубах, где раздает средства предохранения и образовательную литературу.

Подобные хостелы давно существуют в Европе. С мая 2015 года по октябрь 2016 хостел работал и в Варшаве. Изначально он финансировался норвежским фондом, потом американским, когда деньги закончились, на его существование собирали поляки с помощью краудфандинга. Организаторы уверены, что новый хостел они откроют только на условиях самоокупаемости. Иначе, считают они, это «мешок без дна».

Закрыли без еды и воды – лечили от гомосексуальности

Точное местоположение хостела хранилось в строжайшем секрете, каждый постоялец подписывал договор о неразглашении своего места пребывания – все в целях безопасности.

— В «Лямбду» постоянно обращались люди, которые были под угрозой бездомности, — рассказывает Марта. – Молодые люди совершали каминг-аут, и дома оставались под давлением и насилием: экономическим, эмоциональным или физическим. Родители говорили: не дам денег, если не перестанешь быть геем или лесбиянкой, оскорбляли или вовсе избивали. Последнее случалось крайне редко. Было такое, что ребята просто уходили из дома и жили в ночлежках для бездомных, настолько невыносимо было оставаться с родными.

— Поэтому хостел Польше – это важная необходимость. Когда появилось финансирование, идея воплотилась в работу. Мы сняли полдома в Варшаве, разместили у себя на сайте объявление и начали принимать первых постояльцев.

Изначально, в хостеле было разрешено жить месяц, потом устав поменяли — на две недели. Но были и исключения, когда человек долгое время не мог найти подходящую работу, чтобы снять жилье и задержался на 4 месяца.

— Хостел работал круглосуточно и бесплатно. Социальные работники помогали людям адаптироваться в социуме, помогали искать свободные вакансии и находили им работу. Психологини оказывали квалифицированную помощь. Кроме этого, сотрудники учили ребят вести быт — некоторые из социально-уязвимых семей не получили основных навыков ведения хозяйства. Портрет постояльцев – это молодые парни от 18 до 25 лет — геи и бисексуальные мужчины. Но были и девушки. Самым тяжелым случаям дискриминационных действий со стороны общества подвергались трансексуалы.

В хостеле был жесткий регламент: его жители подписывали документ, что не будут употреблять ни алкоголь, ни наркотики. Постояльцев даже просили «дышать в трубку». Организаторы способствовали тому, чтобы люди стремились скорей найти себя, а не «в уход в себя».

— Также, мы учили ребят создавать достаточно дешевое питание, учили готовить и комбинировать бюджетные продукты. Они сами делали уборку, дежурили на кухне, был и огородик, где нужно было летом косить траву.  Так получалось, что наши постояльцы – это люди со средним или средне-специальным образованием. Люди с высоким и средним специальным  к нам не обращались.

— Самый яркий случай, который мне запомнился, произошел с парнем из небольшой деревни. Он совершил каминг-аут, а родители в целях «лечения» от гомосексуальности заперли сына на несколько суток в комнате без еды и воды. Думали, таким образом, с помощью голодовки они выбьют из него желание быть геем. Парню удалось вырваться из дома, он позвонил в «Лямбду». Нашел в нашем хостеле поддержку.

На хостел уходит по 4 тысячи евро в месяц

Содержание хостела – удовольствие не из дешевых.

— В месяц на его работу уходило 4 000 евро, — говорит Марта. — Это оплата аренды помещения, оплата работы сотрудников, покупка еды и одежды для постояльцев и другие самые необходимые расходы. Хостел Польше нужен, но если мы его откроем, то он будет немного приносить доход или хотя бы самоокупаться.

— Например?

— При хостеле можно создать производство чего-либо и продавать эту продукцию. Еще, как вариант, хостел можно сделать коммерческим. Одна часть сдается, а ребята, которые стали жертвами насилия живут бесплатно за счет первых. Или, подписывать договора, где будет указано, что постояльцы при получении новой работы и зарплаты должны будут возместить средства затраченные на них во время бесплатного проживания.

— Отслеживали ли вы, как сложилась судьба ребят? Вели ли статистику?

— У нас не было такой обязанности. Но мы часто встречаем нашим клиентов сейчас в гей-клубах, общаемся. Я не могу сказать, что был 100% успех, и все люди хорошо устроились в жизни, и больше к нам не возвращались. Но были и положительные моменты, когда люди создавали семью или возвращались после передышки в хостеле — в родительскую.

40 кило презервативов в подарок

Марта Турска является координаторкой по вопросам СПИД и ВИЧ, и еженедельно в качестве волонтерки посещает гей-клубы и сауны, где раздает средства предохранения и образовательную литературу на эту тему. Изначально проект поддерживался государством, когда финансирование закончилось, сотрудники продолжили проект на безвозмездной основе.

— Учредители клубов нас знают, мы не вмешиваемся в личное пространство постояльцев, — говорит Марта. — У нас есть свой стенд и рецепция, куда каждый может подойти и взять лубрикант, презерватив или образовательную литературу.

— Иногда эта литература карикатурна, содержание которой примерное: Дорогой друг, я знаю, ты любишь групповой секс, но не используешь презерватив. Можно я к тебе присоединюсь? Подпись: твоя венерическая болезнь.

Также, волонтеры подходят к изрядно выпившим посетителям и раздают специальные дринк-тесты. На них нужно капнуть алкоголь, чтобы убедиться, что в нем нет «таблетки насилия».

— В алкоголь могут подсыпать порошок, и вывести из клуба, — рассказывает Марта. — От такой субстанции человек может потерять сознание, а через 10 часов обнаружить, что стал жертвой изнасилования или кражи.

— Как часто вы бываете в клубах?

— По плану у нас от 6 до 15 дежурств в месяц, по времени это занимает от часа ночи до шести утра. Мы посещаем шесть постоянных гей-клубов. Агрессоров мы не встречаем, сотрудничаем с барменами и охранниками – они контролируют ситуацию. Есть обычные «приставания» со стороны подвыпивших людей, но к этому можно привыкнуть.

— А где берете финансирование на ту же печатную продукцию?

— Есть дары – пожертвования «Лямбде», 1 % идет на литературу в том числе. Вот недавно, «Мистер гей Польши – 2017» пожертвовал нашей инициативе 40 килограммов презервативов — это был очень ценный дар. Так что, нам было с чем ходить на дежурство.

__________________________________________________________

«Лямбда Варшава» — организация, которая уже 20 лет помогает людям, находящимся в трудных ситуациях из-за сексуальной ориентации и гендерной идентичности совместно с «Ассоциацией Восточноевропейского демократического центра» для белорусских журналистов организовали стажировку.

 

comments powered by HyperComments